"Правозащитник"

  Ибрагимова Ольга Владимировна                          
Главная » 2014 » Декабрь » 28 » ФКУ ИК к Рудик - о возмещении материального ущерба в порядке регресса
03:26
ФКУ ИК к Рудик - о возмещении материального ущерба в порядке регресса
Решение 
Именем Российской Федерации
14 октября 2014 года                                                     г. Оренбург
Центральный районный суд г. Оренбурга Оренбургской области в составе председательствующего судьи Лабузовой Е.В., при секретаре Забродыкиной Ю.В.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Оренбургской области Федеральное казенное учреждение Исправительная колония № 1 ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области к Рудику Павлу Владимировичу о возмещении материального ущерба в порядке регресса,
установил:
ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области обратилось в суд с вышеназванным иском, указывая на то, что в ночь с 06.06.2010 года на 07.06.2010 года со стоянки, принадлежащей ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области был угнан автомобиль «Митсубиши-Аутлендер», государственный регистрационный знак [***], владельцем которого являлся Долгих Ю.С.
Угон автотранспортного средства со стоянки, расположенной по адресу: г.Оренбург, ул. Калининградская, произошел по вине дежурившего сторожа Рудик П.В. При исполнении своих трудовых обязанностей, Рудик П.В. нарушил требования Правил пользования автостоянкой учреждения, осуществляя пропускной режим без предъявления пропусков. В связи с этим Долгих Ю.С было подано исковое заявление о взыскании ущерба, причиненного неисполнением договора хранения к ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области, так как согласно пункта 1 статьи 1068 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей.
Решением Центрального районного суда г. Оренбурга от 09.09.2011 года с ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области в пользу Долгих Ю.С. в счет возмещения материального ущерба взыскано 845 000 рублей, расходы по составлению отчета - 2 000 рублей, уплаченная государственная пошлина - 8 335 рублей. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 19.11.2013 года из мотивировочной части решения Центрального районного суда от 09.09.2011 года исключены выводы о виновности Рудика П.В. по не сохранению вверенного ему имущества. В остальной части указанное решение суда оставлено без изменения. 
На основании указанного решения ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области в пользу Долгих Ю.С. была перечислена денежная сумма в размере 855 335 рублей, что подтверждается платежными поручениями, каждое из которых на сумму 61 095,35 рублей последний платеж произведен 27.03.2013 года.
На момент угона автотранспортного средства Рудик П.В. являлся работником ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области, что подтверждается срочным трудовым договором от 03.05.2010 года № 03/08, а также нес материальную ответственность в полном размере, что подтверждается договором о полной индивидуальной материальной ответственности от 03.05.2010 года. Таким образом, ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области в соответствии с действующим законодательством имеет право обратного требования к Рудику П.В.
Просит суд взыскать с Рудика П.В. в пользу ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области в порядке регресса сумму в размере 855 355 рублей.
В судебном заседании представитель истца ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области - Панфилова Н.В., действующая на основании доверенности, исковые требования поддержала в полном объеме.
Представитель третьего лица Долгих Ю.С. — Банникова С.В., действующая на основании ордера, в судебном заседании исковые требования поддержала.
Рудик и его представитель – Ибрагимова О.В, действующая на основании доверенности, с исковыми  требованиями не согласились.
Третьи лица Долгих Ю.С., Долгих Р.С. в судебное заседание не явились, были извещены надлежащим образом.
Суд, в порядке статьи 167 Гражданского процессуального кодекса РФ, определил рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.
Суд, выслушав лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела № 2- 3034/14, № 2-2195/11, материалы уголовного дела № [***], приходит к следующему.
Судом установлено и подтверждается материалами дела, что автомобиль «Митсубиши-Аутлендер», государственный регистрационный знак [***], владельцем которого являлся Долгих Ю.С., был похищен с охраняемой автостоянки, расположенной на ул. Карагандинской, 37А г.Оренбурга в период с 22.06 часов 2010 года по 10.30 часов 07 июня 2010 года, на автостоянку он был поставлен в технически исправном состоянии на основании договора хранения, заключенного с ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области.
Решением Центрального районного суда г. Оренбурга от 09.09.2011 года с ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области в пользу Долгих Ю.С. в счет возмещения материального ущерба взыскано 845 000 рублей, расходы по составлению отчета - 2 000 рублей, уплаченная государственная пошлина - 8 335 рублей. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 19.11.2013 года из мотивировочной части решения Центрального районного суда от 09.09.2011 года исключены выводы о виновности Рудика П.В. по не сохранению вверенного ему имущества. В остальной части указанное решение суда оставлено без изменения.
Суд апелляционной инстанции указал, что обстоятельства виновности Рудика П.В. по не сохранению доверенного ему автомобиля Долгих Ю.С. для разрешения спора по иску Долгих Ю.С. к ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области значения не имеют.
Угон автотранспортного средства со стоянки, расположенной по адресу: г. Оренбург, ул. Карагандинская, произошел в момент дежурства сторожа Рудика П.В., с которым был заключен срочный трудовой договор и договор о полной материальной ответственности ответчика.
Производство по уголовному делу по факту угона принадлежащего Долгих Ю.С. автомобиля приостановлено 24.11.2011 года в связи с неустановлением лица, совершившего данное преступление.
Как следует из материалов дела, между Долгих Ю.С. и ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области был заключен договор хранения транспортного средства.
Указанные обстоятельства сторонами по делу не оспаривались.
Рудик П.В. пояснил, что на автомобиле ездили Долгих Ю.С., его сын Долгих Р.С. и жена, соответственно, указанные лица брали автомобиль со стоянки и ставили его обратно.
Установлено, и следует из пояснений Рудика П.В., 07.06.2010 года на автостоянку примерно в 7.00 часов прошел гражданин лет 20 - 25, махнул ответчику рукой, подошел к автомобилю, открыл дверь с помощью брелка, сел в автомобиль, завел его, и, объехав закрытый шлагбаум, выехал с территории автостоянки. Сторож Рудик П.В. никаких действий для остановки транспортного средства и выяснения личности выезжавшего не принял. Рудик П.В. изначально не придал этому значение, так как думал, что автомобиль забрал сын Долгих Ю.С. - Долгих Р.С., так как ранее с Долгих Ю.С. устно было оговорено, что его сын может забирать автомобиль со стоянки.
В судебном заседании Рудик П.В. пояснил, что личность человека, который зашел на автостоянку и забрал автомобиль, принадлежащий Долгих Ю.С. он не проверил, поскольку полагал, что это Долгих Р.С.
Из заключения служебной проверки по факту угона автомобиля, также следует, что пропуск на въезд на стоянку выдан сторожем владельцу транспортного средства не был, в ячейке для хранения пропусков на данный автомобиль пропуск отсутствовал.
Как следует из протокола осмотра места происшествия от 07.06.2010 года в рамках уголовного дела, выезд на территорию автостоянки осуществлялся через ворота со шлагбаумом, который на 1/2 часть не закрывает выезда. Территории автостоянки огорожена забором - сеткой, справа от выезда - пункт охраны.
То обстоятельство, что шлагбаум перекрывал выезд со стоянки на 1/2 часть подтверждается также представленными в материалы уголовного дела фотографиями, сделанными непосредственно после угона транспортного средства, а также показаниями свидетелей Больших Г.Д., Нагмудинова В.А., допрошенный при рассмотрении настоящего гражданского дела.
При указанных обстоятельствах, суд не принимает во внимание доводы истца о том, что шлагбаум был исправен, и показания Селещева А.Г., как противоречащие иным, собранным по делу доказательствам.
Из пояснений Рудика П.В. следует, что он неоднократного обращался к работодателю, сообщал ему, что шлагбаум не исправен, что при закрытом шлагбауме машина может проехать, поскольку он не закрывает выезд полностью, вместе с тем письменно с сообщением об неисправности шлагбаума к работодателю не обращался.
Судом также установлено, что на автостоянке имелись ворота, которые были полностью в исправном состоянии и полностью закрывались.
В соответствии со статьей 232 Трудового кодекса РФ сторона трудового договора работодатель или работник, причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами. Трудовым договором или заключаемыми в письменной форме соглашениями, прилагаемыми к нему, может конкретизироваться материальная ответственность сторон этого договора. При этом договорная ответственность работодателя перед работником не может быть ниже, а работника перед работодателем - выше, чем это предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами. Расторжение трудового договора после причинения ущерба не влечет за собой освобождения стороны этого договора от материальной ответственности, предусмотренной настоящим Кодексом или иными федеральными законами.
В силу статьи 233 Трудового кодекса РФ материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения действий или бездействия, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.
Согласно статье 238 Трудового кодекса РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы упущенная выгода взысканию с работника не подлежат. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества, а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо
на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.
Доказывание размера материального ущерба, причиненного работником, возлагает на работодателя.
Согласно статье 242 Трудового кодекса РФ полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере. Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.
В соответствии со статьей 243 Трудового кодекса РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в следующих случаях:
1) когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей;
2) недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу;
3) умышленного причинения ущерба;
4) причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;
5) причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда;
6) причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом;
7) разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в случаях, предусмотренных федеральными законами;
8) причинения ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей.
Материальная ответственность в полном размере причиненного работодателю ущерба может быть установлена трудовым договором, заключаемым с заместителями руководителя организации, главным бухгалтером.
Согласно статье 244 Трудового кодекса РФ письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной бригадной материальной ответственности пункт 2 части первой статьи 243 настоящего Кодекса, то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.
Перечень работ и категории работников, с которыми могут заключаться указанные договора, а также типовые формы этих договором утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством РФ.
Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключить письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержден Постановлением Минтруда России от 31.12.2002 года №85.
В указанный Перечень должность сторожа, а также работы, связанные с охраной материальных ценностей, не включены.
Следовательно, в рассматриваемом случае договор о полной материальной ответственности не должен был заключаться.
Из Определения Верховного Суда РФ от 19.11.2009 года № 18-В09-72 следует, что, если договор о полной материальной ответственности не мог быть заключен с работником, такой договор не может служить основанием для привлечения его как работника к полной материальной ответственности.
Согласно пункта 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 года № 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения действия или бездействие причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.
Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба. При отсутствии таких доказательств работник несет материальную ответственность в полном размере причиненного ущерба.
Согласно справке ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области от 09.09.2014 года средняя заработная плата Рудика П.В. за 2010 года составила 5 873,15 рублей.
Разрешая заявленные требования, суд, применяя положения Трудового кодекса РФ, предусматривающие возможность материальной ответственности работника, оценив представленные доказательства, приходит к выводу о том, что работодателем исполнены обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику: имелись ворота в исправном состоянии, которые Рудик П.В. имел возможность закрывать не только на ночь, но и в дневное время суток, для сохранности вверенного ему имущества. В связи с этим с ответчика в пользу истца подлежит возмещению причиненный материальный ущерб в порядке регресса в размере среднего заработка, в размере 5 873,15 рублей, поскольку не установлено обстоятельств, исключающих материальную ответственность Рудика П.В.
Ссылка истца на статью 242 Трудового кодекса РФ и договор о полной материальной ответственности, заключенный между ним и ответчиком, несостоятельна.
Из постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 года № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» и содержания статьи 244 Трудового кодекса РФ следует, что со сторожами не могут быть заключены договоры о полной материальной ответственности, так как они не относятся к работникам, которые непосредственно обслуживают или используют денежные средства, товарные ценности или иное имущество.
При таких обстоятельствах и учитывая положения приведенного законодательства, истец не обладает правом требования от ответчика возмещения ущерба в полном размере, поскольку статьей 243 Трудового кодекса РФ или иными федеральными законами не предусмотрена его полная материальная ответственность.
Между тем, к данным правоотношениям применимы правила статьи 241 Трудового кодекса РФ, которой установлены пределы материальной ответственности работника, то есть за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка.
Кроме того, истцом не представлен суду подлинник договора о полной индивидуальной материальной ответственности от 03.05.2010 года, заключенный с Рудиком П.В. При указанных обстоятельствах копия указанного договора не может быть признана судом доказательством по делу.
Довод ответчика, что истцом не обеспечено надлежащих условий хранения, не может повлечь освобождение ответчика от материальной ответственности, поскольку ответчиком, в свою очередь, не представлено доказательств того, что работодатель не исполнял обязанность по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику. Ответчиком в ходе рассмотрения дела не представлено доказательств его обращения к работодателю по поводу неисправности шлагбаума, на что он ссылалась в ходе рассмотрения дела. 
Кроме того, как было установлено в ходе рассмотрения дела и не оспаривалось Рудик П.В., автомобиль Долгих Ю.С. был похищен не по причине неисправности шлагбаума, а из-за отсутствия должной осмотрительности ответчика, который не проверил личность человека, уехавшего на автомобиле, полагая, что это был сын владельца транспортного средства. А вместе с тем, даже у Долгих Р.С. не было право забирать автомобиль со стоянки, поскольку договор хранения был заключен между Долгих Ю.С. и истцом. Каких либо письменных соглашений, дающих Долгих Р.С. право забирать автомобиль со стоянки ни стороной истца, ни ответчиком представлено не было. На отсутствие разрешения ссылалась и представитель Долгих Ю.С.
Ссылка ответчика на недоказанность противоправности поведения, а также вины работника в причинении ущерба является ошибочной, поскольку ущерб работодателю причинен в связи с тем, что ответчик не обеспечил сохранность транспортного средства по причине ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей.
Наличие прямого действительного ущерба подтверждается представленными истцом доказательствами и не опровергнут ответчиком.
В процессе рассмотрения дела ответчиком было заявлено ходатайство о применении сроков исковой давности.
Как следует из материалов дела, последний платеж в пользу Долгих Ю.С., по решению суда, был выплачен ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области 27.03.2013 года.
23.05.2013 года ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области обратилось в суд с исковыми требованиями к Рудик П.В. о возмещении материального ущерба в порядке регресса.
Определением Центрального районного суда г. Оренбурга от 15 июля 2013 года исковое заявление ФКУ ИК-1 УФСИН России по Оренбургской области оставлено без рассмотрения на основании абзаца 8 статьи 222 Гражданского процессуального кодекса РФ.
Определением суда от 16 июня 2014 года определение Центрального районного суда г. Оренбурга от 15 июля 2013 года отменено.
Таким образом, истец обратился в суд с иском в установленные законом сроки, и после отмены определения суда от 15.07.2013 года, разбирательство по делу было продолжено, а, следовательно, довод ответчика о пропуске истцом срока исковой давности, суд находит несостоятельным.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 194-199, 144 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд
РЕШИЛ:
исковые требования Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Оренбургской области Федеральное казенное учреждение Исправительная колония № 1 - удовлетворить частично.
Взыскать в пользу Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Оренбургской области Федеральное казенное учреждение Исправительная колония № 1 с Рудика Павла Владимировича в счет возмещения материального ущерба в порядке регресса 5 873 рубля 15 копеек. 
В удовлетворении остальной части исковых требований Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Оренбургской области Федеральное казенное учреждение Исправительная колония № 1 - отказать.
Категория: Взыскание денежных сумм | Просмотров: 1419 | Добавил: Jurist | Теги: возмещение ущерба в порядке регресс