"Правозащитник"

  Ибрагимова Ольга Владимировна                          
Главная » 2020 » Декабрь » 13 » о признании недействительным в части договора приватизации жилого помещения, включении имущества в состав наследственной массы
15:41
о признании недействительным в части договора приватизации жилого помещения, включении имущества в состав наследственной массы

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

** ноября 2020 года                                                                      г. Оренбург

    Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда...

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ростова А.А. к администрации г. Оренбурга, акционерному обществу «Производственное объединение «Стрела», Ростовой Г.И., Ростову М.А., Ростову П.П. о признании недействительным в части договора приватизации жилого помещения, включении имущества в состав наследственной массы,

    по апелляционной жалобе Ростова А.А. на решение Центрального районного суда г. Оренбурга от ** августа 2020 года,

установила:

    Ростов А.А. обратился в суд с вышеназванным иском к ПО «Стрела», Ростовой Г.И., ссылаясь на то, что (дата) умер его отец А., который (дата) в составе семьи из трех человек - супругой Ростовой Г.И. и несовершеннолетним на момент заключения договора сыном Ростовым А.А. (истец), (дата) г.р. участвовал в приватизации квартиры, расположенной по адресу (адрес). Вместе с тем в самом договоре передачи квартиры в собственность граждан, заключенном с администрацией ПО «Стрела», собственниками квартиры указаны только родители истца А. и Ростова Г.И., которые впоследствии брак расторгли, а также не определен размер доли каждого участника приватизации. После смерти отца с заявлениями о принятии наследства в установленный законом срок обратились Ростов А.А., Ростов М.А. (сын наследодателя от другого брака), Ростов П.П. (отец наследодателя), однако размер наследства нотариусом определен быть не может без определения доли наследодателя в праве на жилое помещение.

    Просил суд признать договор на передачу и продажу квартиры в собственность граждан от (дата) недействительным в части передачи квартиры по адресу: (адрес)51 в собственность только А. и Ростовой Г.И.; определить за А., Ростовой Г.И., Ростовым А.А. по 1/3 доли в праве общей долевой собственности на квартиру, включить в состав наследственного имущества после смерти А., умершего (дата), 1/3 долю в праве собственности на указанное жилое помещение.

    Судом первой инстанции к участию в деле в качестве соответчиков привлечены администрация г. Оренбурга, Ростов М.А., Ростов П.П.

    В судебном заседании представитель истца Ибрагимова О.В., действующая на основании доверенности, поддержала исковые требования, возражала против письменного заявления ответчика Ростова П.П. о пропуске истцом срока исковой давности по требованию о признании договора в части недействительным.

    Ответчик Ростова Г.И. в письменном отзыве не возражала против удовлетворения требований Ростова А.А., считая его участником приватизации спорной квартиры, не заявляя об ином неравном размере долей участников приватизации.

    Решением Центрального районного суда г. Оренбурга от ** августа 2020 года в удовлетворении иска Ростова А.А. отказано в полном объеме.

    В апелляционной жалобе Ростов А.А. просит отменить решение суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, нарушение норм процессуального права при отказе в удовлетворении его иска по мотиву пропуска срока исковой давности без исследования фактических обстоятельств дела, оценки доказательств в основном (не предварительном) судебном заседании.

    В суд апелляционной инстанции истец Ростов А.А., представитель ответчика администрации г. Оренбурга, ответчики Ростов М.А., Ростов П.П., надлежащим образом извещенные о месте и времени рассмотрения дела, не явились. От Ростовых М.А. и П.П. поступили заявления факсимильной связью с просьбой рассмотреть дело в их отсутствие.

    В соответствии с частью 3 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия рассматривает дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в рассмотрении дела.

    Выслушав доклад судьи Анненковой К.К., пояснения представителя ответчика АО «ПО «Стрела» Балдиной О.Г., действующей на основании доверенности, диплома о высшем юридическом образовании, оставившей разрешение дела в апелляционном порядке на усмотрение коллегии, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с частью 1 статьи 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия находит его подлежащим отмене в части.

В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 330 ГПК РФ основанием для отмены или изменения решения суда является нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. Неправильным применением норм материального права, в частности, является неправильное истолкование закона (пункт 3 части 2 статьи 330 ГПК РФ).

При вынесении обжалуемого решения такое нарушение было допущено судом первой инстанции.

Согласно п. п. 1, 2 ст. 244 ГК РФ имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности. Имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность).

В п. 1 ст. 245 ГК РФ указано, что если доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными.

Согласно ст. 218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Как предусмотрено ст. 1112 ГК РФ, в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, (дата) между администрацией ПО «Стрела» и А., Ростовой Г.И. заключен договор на передачу и продажу квартиры в собственность граждан, по которому двум покупателям в личную собственность передана квартира в (адрес) по 1/3 доли с указанием количества членов семьи- три человека. Договор прошел государственную регистрацию (дата).

Из заявления А. на имя генерального директора ПО «Стрела», копии лицевого счета на спорную квартиру следует, что желание участвовать в приватизации указанного жилого помещения изъявили А., его супруга Ростова Г.И. и несовершеннолетний сын Ростов А.А., (дата) г.р., занимающие жилое помещение на условиях социального найма.

(дата) умер А., после его смерти открыто наследственное дело, с заявлениями о принятии наследства обратились Ростов А.А., Ростов А.М., Ростов П.П.

В силу ст. 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" граждане Российской Федерации, имеющие право пользования жилыми помещениями государственного или муниципального жилищного фонда на условиях социального найма, вправе приобрести их на условиях, предусмотренных данным законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, в общую собственность либо в собственность одного лица, в том числе несовершеннолетнего, с согласия всех имеющих право на приватизацию данных жилых помещений совершеннолетних лиц и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

В соответствии с разъяснениями, приведенными в п.6 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» от 24 августа 1993 года № 8, договор, а также свидетельство о праве собственности по требованию заинтересованных лиц могут быть признаны судом недействительными по основаниям, установленным гражданским законодательством для признания сделки недействительной.

Отказывая в удовлетворении иска Ростова А.А., суд первой инстанции исходил из того, что на момент заключения договора приватизации (дата) несовершеннолетний Ростов А.А., (дата) г.р., имеющий право пользования муниципальным жилым помещением, должен был быть включен в число участников приватизации, а поскольку им заявлен иск о признании оспоримой сделки недействительной, срок исковой давности по которой составляет в соответствии с положениями части 2 статьи 181 ГК РФ 1 год, при обращении с иском в феврале 2020 года истцом пропущен как со дня исполнения сделки в (дата), так и с момента достижения совершеннолетия в (дата), когда он имел возможность при должной степени осмотрительности узнать о нарушении своего права собственности на жилое помещение. Из мотивировочной части решения суда следует, что отказ в удовлетворении иска основан на ч. 2 ст. 199 ГК РФ в связи с заявлением ответчика Ростова П.П. о пропуске истцом срока исковой давности.

С данными выводами суда первой инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В иске Ростов А.А. ссылался на то, что в число участников приватизации жилого помещения он включен в составе трех членов семьи вместе с родителями, однако квартира передана в собственность родителей без определения принадлежащей ему доли с распределением в равных долях только между двумя совершеннолетними участниками сделки, о чем он узнал после смерти отца в январе 2020 года при открытии наследства.

Поскольку несовершеннолетние лица, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся членами его семьи либо бывшими членами семьи, согласно ст. 69 Жилищного кодекса РФ имеют равные права, вытекающие из договора найма, они в случае бесплатной приватизации занимаемого помещения наравне с совершеннолетними пользователями вправе стать участниками общей собственности на это помещение.(п.7 постановления Пленума ВС РФ № 8).

Указание в договоре приватизации на передачу квартиры в собственность семьи из трех человек, занимающих спорное помещение на основании договора социального найма, свидетельствует о включении Ростова А.А. в число покупателей квартиры, возникновении у него права собственности на часть помещения, размер которого не определен в нарушение закона.

Согласно пункту 2 статьи 199 ГК РФ исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений статьи 56 ГПК РФ несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности.

В материалы дела ответчиком Ростовым П.П., заявившим о пропуске истцом срока исковой давности, доказательств тому, что Ростов А.А. знал или должен был узнать о передаче ему в собственность квартиры наряду с родителями без определения доли в праве на жилое помещение, ранее даты открытия наследства после смерти одного участника приватизации в январе 2020 года не представлено.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции отсутствовали законные основания для отказа в удовлетворении исковых требований в связи с пропуском истцом срока исковой давности, без исследования фактически установленных по делу обстоятельств.

В соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

При отмене судом апелляционной инстанции по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления решения суда первой инстанции по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с положениями статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции не допускается. В таком случае суд апелляционной инстанции сам принимает новое решение по делу (п.36).

Если суд апелляционной инстанции придет к выводу о том, что принятое судом первой инстанции в предварительном судебном заседании (абзац второй части 6 статьи 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) решение об отказе в удовлетворении иска (заявления) по причине пропуска срока исковой давности или пропуска установленного федеральным законом срока обращения в суд является незаконным и (или) необоснованным, то он на основании части 1 статьи 330 и статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отменяет решение суда первой инстанции. В такой ситуации с учетом положений абзаца второго части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции оно подлежит направлению в суд первой инстанции для его рассмотрения по существу заявленных требований, поскольку обжалуемое решение суда было вынесено в предварительном судебном заседании без исследования и установления иных фактических обстоятельств дела (пункт 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13). Данный механизм гарантирует реализацию прав лиц, участвующих в деле, на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Из приведенной нормы процессуального права и акта ее толкования следует, что суд апелляционной инстанции вправе направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции лишь в исключительных случаях, предусмотренных законом.

Такие основания при рассмотрении настоящего дела отсутствуют, поскольку судом первой инстанции установлены и исследовались юридически значимые обстоятельства по настоящему делу, что позволяет судебной коллегии принять по делу новое решение после отмены решения суда первой инстанции.

Согласно положениям статьи 3.1 Закона Российской Федерации N 1541-1 от 04 июля 1991 года "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" в случае смерти одного из участников совместной собственности на жилое помещение, приватизированное до 31 мая 2001 года определяются доли участников общей собственности на данное жилое помещение, в том числе доля умершего.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" (пункт 65) сформулирована правовая позиция, в соответствии с которой наследники участника общей собственности на жилое помещение, приобретенное в соответствии с Законом Российской Федерации от 4 июля 1991 года N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", вправе наследовать его долю по общим правилам наследственного правопреемства. При этом доля умершего участника совместной собственности на жилое помещение определяется исходя из равенства долей всех участников общей собственности на данное жилое помещение.

Поскольку договор от (дата) на передачу и продажу квартиры в собственность граждан А., Ростовой Г.И., Ростова А.А. в части определения в нем равных долей собственников А. и Ростовой Г.И. в отсутствие соглашения между всеми собственниками о размере долей в праве на жилое помещение не соответствует требованиям закона (п.1 ст. 245 ГК РФ, ст. 168 ГК РФ), он подлежит признанию недействительным только в указанной части с применением последствий недействительности в виде определения равных долей в праве на приватизированную квартиру по 1/3 доли за каждым покупателем, доля умершего А. в размере 1/3 подлежит включению в состав наследственной массы после его смерти, наступившей (дата).

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Центрального районного суда г. Оренбурга от ** августа 2020 года в части отказа в удовлетворении исковых требований Ростова А.А. к администрации г. Оренбурга, администрации ПО «Стрела», Ростовой Г.И., Ростову М.А., Ростову П.П. о признании договора недействительным, включении имущества в состав наследственной массы отменить.

Признать договор на передачу и продажу квартиры в собственность граждан, заключенный (дата) между администрацией ПО «Стрела»(продавец) и А., Ростовой Г.И., Ростова А.А., недействительным в части указания на передачу квартиры по адресу: (адрес) по 1/3  доли каждому.

Определить размер долей участников приватизации квартиры по (адрес) А., Ростовой Г.И., Ростова А.А. по 1/3 доли каждому.

Включить в состав наследственного имущества после смерти А., наступившей (дата), 1/3 долю в праве на жилое помещение по адресу: (адрес)

Категория: Признание сделки недействительной | Просмотров: 21 | Добавил: Anastasia84