"Правозащитник"

  Ибрагимова Ольга Владимировна                          
Главная » 2021 » Февраль » 26 » о признании увольнения незаконным, изменении формулировки увольнения, взыскании компенсации за время вынужденного прогула
19:34
о признании увольнения незаконным, изменении формулировки увольнения, взыскании компенсации за время вынужденного прогула

                         АПЕЛЛЯЦИОННОЕОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда <…> рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Араповой Е. В. к обществу с ограниченной ответственностью «Экоферма <…> о признании увольнения незаконным, изменении формулировки увольнения, взыскании компенсации за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда по апелляционным жалобам Араповой Е.В., общества с ограниченной ответственностью «Экоферма «...»

на решение Дзержинского районного суда г. Оренбурга от 20 августа 2020 года. Заслушав доклад судьи, объяснения представителя истца - Ибрагимовой О.В., поддержавшей доводы апелляционной жалобы истца, объяснения представителя ответчика общества с ограниченной ответственностью «Экоферма «...», поддержавшей доводы апелляционной жалобы ответчика, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

В апелляционной жалобе Арапова Е.В. просит решение суда изменить, принять новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Представитель ООО «Экоферма «...», ссылаясь в апелляционной жалобе на незаконность и необоснованность обжалуемого решения, просит его отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Изучив материалы дела, проверив законность обжалуемого решения в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Признав увольнение истца незаконным, на основании приказа от 4 июня 2020 года № по подпункту «а» пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации признано незаконным, суд отменил приказ от 4 июня 2020 года № и изменил формулировку основания увольнения Араповой Е.В. на увольнение по собственному желанию, указав дату увольнения 4 июня 2020 года.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о нарушении ответчиком процедуры применения дисциплинарного взыскания.

Согласно подпункту «а» пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

В силу статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение работника за прогул является применением дисциплинарного взыскания.

Статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации установлен порядок применения работодателем дисциплинарного взыскания.

В соответствии с частями 1, 2 названной статьи до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Из приведенной нормы следует, что дисциплинарное взыскание, в том числе в виде увольнения, может быть применено к работнику только после получения от него объяснения в письменной форме либо после непредставления работником такого объяснения (отказа предоставить объяснение) по истечении двух рабочих дней со дня затребования объяснения.

В пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Согласно пункту 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту б части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых. обязанностей, указанных в этом пункте.

Из материалов дела следует, что основанием для издания приказа об увольнении послужили акты об отсутствии работника Араповой Е.В. на рабочем месте от 29 мая 2020 года, от 1 июня 2020 года, от 2 июня 2020 года, от 3 июня 2020 года, от 4 июня 2020 года.

Табелями рабочего времени за май, июнь 2020 года подтверждается факт отсутствия истца на рабочем месте с 1 по 4 июня 2020 года, причиной которого указан прогул.

Отсутствие на работе в указанные дни истец не оспаривала.

Ответчиком в материалы дела представлено уведомление № 1 от 2 июня 2020 года в адрес Араповой Е.В. о необходимости предоставить письменное объяснение по поводу ее отсутствия на рабочем месте 29 мая 2020 года и 1 июня 2020 года.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель истца подтвердил факт получения указанного уведомления 30.06.2020, представитель ответчика ссылалась на получение уведомления истцом 5.06.2020. Таким образом, на момент увольнения 4.06.2020 года отсутствуют доказательства получения истцом уведомления от 2.06.2020.

Как следует из акта об отказе работника от ознакомления с документами под роспись от 4 июня 2020 года, юрисконсульт С.Н.В. зачитала вслух Араповой О.В. содержание актов об отсутствии работника Араповой Е.В. на рабочем месте от 29 мая 2020 года, от 1 июня 2020 года, от 2 июня 2020 года, от 3 июня 2020 года, от 4 июня 2020 года. Арапова Е.В. отказалась дать письменное объяснение по данным актам и отказалась знакомиться с ними под роспись. Между тем, данный акт не может являться достоверным доказательством, поскольку в нем имеется указание на акт №, который составлен 4 июня 2020 года после ухода Араповой Е.В. и не мог быть ей предоставлен.

Кроме того, для дачи письменного объяснения закон предоставляет работнику срок 2 дня. Только по истечении указанного срока после затребования работодателем письменного объяснения и непредоставления его работником может быть составлен соответствующий акт. В этом случае процедура увольнения считается работодателем соблюденной.

Учитывая, что доказательств затребования ответчиком у истца письменного объяснения по факту отсутствия на рабочем месте 29 мая, с 1 по 4 июня 2020 года, а также соблюдения двухдневного срока для дачи пояснений ответчиком не представлено, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о нарушении установленного законом порядка привлечения к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, что влечет признание увольнения незаконным.

Доводы апелляционной жалобы ООО «Экоферма «...» о наличии законных оснований для увольнения истца, которому достоверно было известно о согласовании ему увольнения по собственному желанию с отработкой 2 недели и несогласовании отпуска без сохранения заработной платы, на законность решения повлиять не могут, поскольку увольнение признано незаконным в связи с несоблюдением установленного законом порядка привлечения к дисциплинарной ответственности.

С учетом изложенного, оснований для отмены решения суда в указанной части по доводам апелляционной жалобы ООО «Экоферма «...» не имеется.

Между тем, доводы апелляционной жалобы истца о незаконности решения суда в части изменения даты увольнения на увольнение собственному желанию, а также отказа во взыскании утраченного заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда заслуживают внимание.

Разрешая требования в части изменения формулировки основания увольнения суд не учел положения части седьмой статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которой если в случаях, предусмотренных настоящей статьей, после признания увольнения незаконным суд выносит решение не о восстановлении работника, а об изменении формулировки основания увольнения, то дата увольнения должна быть изменена на дату вынесения решения судом. В случае, когда к моменту вынесения указанного решения работник после оспариваемого увольнения вступил в трудовые отношения с другим работодателем, дата увольнения должна быть изменена на дату, предшествующую дню начала работы у этого работодателя.

Часть 4 статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случае признания увольнения незаконным орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может по заявлению работника принять решение об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию.

Таким образом, поскольку увольнение признано незаконным, и истец просил изменить формулировку основания увольнения на увольнение по собственному желанию, дата увольнения должна быть изменена на дату вынесения решения судом.

В связи с изложенным, решение суда в указанной части подлежит изменению, дату увольнения истца по собственному желанию следует указать 20 августа 2020 года - дата вынесения судом первой инстанции решения.

То обстоятельство, что истец в уточненном исковом заявлении просил изменить дату увольнения на 4 июня 2020 года, значения не имеет, поскольку закон определяет дату увольнения в случае признания его незаконным и изменения формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию.

В связи с этим, решение суда в части указания даты увольнения, отличной от указанной истцом, не является выходом за пределы исковых требований (часть 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Отказывая во взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, суд первой инстанции, руководствуясь положениями части 8 статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации, указал, что Араповой Е.В. не представлено доказательств наличия препятствий в трудоустройстве, находящихся в причинной связи с неправильной формулировкой основания увольнения, внесенной в ее трудовую книжку.

При разрешении указанного требования положения части 8 статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации применению не подлежат.

Согласно абзацу 2 статьи 234 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан возместить работнику неполученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате незаконного отстранения работника от работы, его увольнения или перевода на другую работу, что и было установлено судом первой инстанции.

Это положение закона согласуется с подлежащей применению при разрешении настоящего спора частью второй статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации, в силу которой, в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Согласно статье 139 Трудового кодекса Российской Федераций для всех случаев определения размера средней заработной платы (среднего заработка), предусмотренных настоящим Кодексом, устанавливается единый порядок ее исчисления. Для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя независимо от источников этих выплат. При любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале - по 28-е (29-е) число включительно).

Исходя из пункта 9 постановления Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года № 922 «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы», расчет среднего заработка при взыскании денежных сумм за время вынужденного прогула производится путем умножения среднего дневного заработка на количество дней вынуаденного прогула.

Средний дневной заработок, кроме случаев определения среднего заработка для оплаты отпусков и выплаты компенсаций за неиспользованные отпуска, исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за отработанные дни в расчетном периоде, включая премии и вознаграждения, учитываемые в соответствии с пунктом 15 цитируемого Положения, на количество фактически отработанных в этот период дней.

Как следует из оборотной стороны формы № Т-61, общая сумма выплат, учитываемых при исчислении среднего заработка, составила *** рублей

Согласно имеющимся в материалах дела табелям учета рабочего времени, количество отработанных истцом часов за период работы у ответчика составило 193.

Таким образом, средний дневной заработок составляет *** рублей.

Учитывая, что в период с 5 июня 2020 года по 20 августа 2020 года Арапова Е.В. была лишена возможности трудиться по вине работодателя в связи с ее незаконным увольнением, решение в части отказа во взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула подлежит отмене, с ООО «Экоферма «...» в пользу Араповой Е.В. следует взыскать заработок за время вынужденного прогула в размере 42 049 рублей.

Взыскание заработной платы за время вынужденного прогула в большем размере, чем заявлялось истцом, также не является выходом за пределы исковых требований.

В соответствии с частью 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Из системного толкования положений статей 394, 395 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что суд при разрешении требования о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула в связи с незаконным увольнением с работы не ограничен указанной работником в исковом заявлении суммой и обязан определить размер подлежащего выплате заработка за весь установленный период вынужденного прогула и взыскать его в полном объеме.

Отказывая во взыскании компенсации морального вреда, суд первой инстанции сослался на непредставление истцом доказательств нравственных страданий.

Между тем, суд не учел, что согласно части 9 статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости (пункт 63 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

С учетом изложенного, решение суда в части- отказа во взыскании компенсации морального вреда не может быть признано законным и подлежит отмене.

При определении размера компенсации морального вреда судебная коллегия, учитывая характер и степень нравственных страданий, испытанных истцом в связи с незаконным увольнением, требования разумности и справедливости полагает возможным взыскать с ответчика в пользу истца 3 000 рублей.

Руководствуясь статьями 328, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Дзержинского районного суда г. Оренбурга от 20 августа 2020 года изменить, изложив абзац третий в следующей редакции:

«Обязать общество с ограниченной ответственностью «Экоферма «...» изменить формулировку основания увольнения Араповой Е.В. на увольнение по собственному желанию с 20 августа 2020 года».

Изменить в абзаце четвертом резолютивной части решения дату увольнения по собственному желанию на 20 августа 2020 года.

То же решение суда в части отказа в удовлетворении требований Араповой О.В. к обществу с ограниченной ответственностью «Экоферма «...» о взыскании заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отменить.

Принять в указанной части новое решение, которым требования удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Экоферма «...» в пользу Араповой О.В. средний заработок за время вынужденного прогула в размере 42 049 рублей, а также компенсацию морального вреда в размере  3000 рублей.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Категория: Трудовые споры | Просмотров: 20 | Добавил: Anastasia84 | Теги: трудовые споры, увольнение за прогул, увольнение с нарушением