09:33
о признании завещания недействительным

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

Сакмарский районный суд Оренбургской области <…>

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы гражданского дела по иску Баева Н.М. к администрации МО <…> сельсовет, Баеву М.М., Баеву Р.М., Баеву М.М., Баеву М.М., Баеву И.М., Баеву У.М., Саевой З.М. о признании завещания недействительным,

УСТАНОВИЛ:

Баев Н.М. обратился в суд с иском к администрации МО <…> сельсовет, Баеву М.М., Баеву P.M., Баеву М.М., Баеву М.М., Баеву И.М., Баеву У.М., Саевой З.М., Баевой С.М. о признании завещания Баевой К.М., умершей 26 марта 2020 года, недействительным. В обоснование иска указал, что является наследником первой очереди после смерти матери Баевой К.М. Согласно оспариваемому завещанию имущество Баевой К.М. было завещано дочери Саевой З.М., завещание удостоверено главой МО <…> сельсовет <…> района Оренбургской области Араповой А.И., подписано Баевой С.М. ввиду болезни завещателя, от имени Баевой К.М. Полагает, что Баева К.М. на момент составления завещания не нуждалась в уходе и помощи, не страдала какими-либо заболеваниями, исключающими возможность подписания завещания. Баев Н.М., ссылаясь на ст. ст. 1124, 1125, 1131, 168 ГК РФ, просит признать завещание Баевой К.М., удостоверенное главой МО <…> сельсовет <…> района Оренбургской области Араповой А.И., недействительным.

Определением Сакмарского районного суда Оренбургской области от <…> октября 2020 года принят отказ Баева Н.М. от исковых требований к Баевой С.М. о признании завещания недействительным. Производство по гражданскому делу в указанной части прекращено.

В ходе рассмотрения дела истец уточнил основания заявленных требований. Указал, что на момент составления завещания 13 ноября 2015 года Баева К.М. находилась в возрасте 77 лет, проживала одна в своем доме, по состоянию здоровья не нуждалась в посторонней помощи и уходе. Наследодателю принадлежали жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: <…>. Всего у родителей шесть братьев и одно сестра. Воля родителей заключалась в передаче спорного жилого дома после их смерти истцу, как младшему сыну. В 2017 году Баева К.М. оформляла право собственности на земельный участок и просила истца оформить право собственности на жилой дом на его имя, но в связи с финансовыми трудностями он не смог этого сделать. В 2018 году мать истца проживала у сына Баева Малика М. и просила его добиться того, чтобы истец оформлял дом. Полагает, что в ноябре 2015 года, в период, когда Баева К.М. проживала одна, ей помогали братья истца и снохи, в социальном работнике она не нуждалась, ответчик воспользовалась ее беспомощным положением, угрожала оставить без помощи и ухода, если она не напишет завещание в ее пользу. Получив желаемое завещание, ответчик в декабре 2015 года составила доверенность на получение пенсии Баевой К.М. на имя Петровой Г.М.

Представитель истца Баева И.М. по доверенности в судебном пояснила, что Баева К.М. в 2012, 2013 годах перенесла несколько операций по зрению, в связи с чем ее зрение улучшилось, оснований для помощи иного лица в целях подписания завещания не было. Полагала, что Баева К.М. не понимала, что подписывает, поскольку русским языком практически не владела. В завещании имеется ошибка в указании года рождения дочери. Из пояснений третьего лица Араповой А.И. следует нарушение тайны завещания, так как текст набирал секретарь.

Ответчик Саева З.М. в судебное заседание не явилась, действуя через представителя Ибрагимову О.В., представила письменные возражения, в которых просила в удовлетворении иска отказать, поскольку описка в годе рождения ответчицы в завещании не влечет его недействительность, поскольку у наследодателя иных дочерей не было. Баева К.М. с 2011 года по 2013 год перенесла несколько операций в ФГБУ «Микрохирургия глаза» по поводу катаракты и глаукомы, находилась в постоянном сопровождении дочери. Последние полгода жизни за ней также осуществляла уход дочь Саева З.М. Никто из сыновей, в том числе истец, ухаживать за матерью не стали. После уточнения истцом иска представила дополнительные возражения, в которых указала, что Баев Н.М. в уточненном иске делает противоречивые выводы, что свидетельствует лишь о его несогласии с завещанием. Оснований для признания завещания составленным в силу стечения тяжёлых жизненных обстоятельств не имеется. Кроме того, такой иск мог быть заявлен лишь самим наследодателем, а не истцом.

Ранее в судебном заседании представитель ответчика Ибрагимова О.В. пояснила, что наследодатель проживала в с. <…>. У нее много детей, но они

устранились от помощи матери, отказались за ней ухаживать, в связи с чем была вынуждена переехать к дочери в Оренбург. С 2015 по 2019 год Баева К.М. жила в своем доме, Саева З.М. постоянно приезжала к матери, помогала. Ежедневный уход за ней осуществляла родная сестра наследодателя - Петрова Г.М. У Баевой К.М. были проблемы со зрением, дочь сопровождала ее на операции по глаукоме и катаракте, ухаживала за ней после. Операции положительного результата не дали. Полагала, что какого-либо нарушения закона при составлении завещания не допущено.

Ранее в судебном заседании ответчики Баев Малик М., Баев И.М., Баев Марат М., Баев У.М. полагали, что иск подлежит удовлетворению. Пояснили, что Баева К.М. в периоды, когда перенесла операции по зрению, действительно жила с дочерью Саевой З.М. После этого Баева К.М. в течение года жила у сына Баева Марата М., потом вернулась в свой дом, постоянно поддерживала отношения с сестрой Петровой Г.М. Будучи дома, она через окно могла увидеть и узнать человека. Когда были живы оба родителя, они говорили о том, что принадлежащий им жилой дом должен достаться Баеву Н.М.

Привлеченная к участию в деле в качестве третьего лица Баева С.М. - рукоприкладчик оспариваемого завещания в судебном заседании полагала, что в иске должно быть отказано. Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля 21 октября 2020 года суду пояснила, что является супругой ответчика Баева Марселя М. - внука Баевой К.М., на момент составления завещания работала в администрации сельсовета социальным работником. Баева К.М. обратилась в сельсовет, к главе администрации Араповой А.И. с просьбой о составлении завещания. Ее всегда сопровождала сестра, Петрова Г.М. По просьбе наследодателя было составлено завещание, в котором она расписалась как рукоприкладчик, поскольку у Баевой К.М. были проблемы со зрением, она не могла расписываться, не видела строчки. Текст завещания ей не оглашался. Уход за Баевой К.М. осуществляли дочь, сестра Петрова Г.М. и сыновья. Баева К.М. говорила по- татарски, могла понять обращенную к ней русскую речь.

Третье лицо Арапова А.И., принимавшая участие в судебном заседании при помощи видеоконференцсвязи, полагала, что в иске должно быть отказано. Суду пояснила, что с декабря 2013 по июль 2017 года являлась главой МО <…> сельский совет, до этого работала специалистом сельсовета. Баеву К.М. знала давно, она неоднократно обращалась в сельсовет. В 2015 году она обратилась с тем, что хочет составить завещание и просила к ней приехать. Арапова А.И. лично выехала к ней домой. Баева К.М. была дома одна, продиктовала ей текст завещания, по которому все свое имущество она завещала дочери. Пояснила, 13 ноября 2015 года Баева К.М. находилась в возрасте 77 лет, проживала одна в своем доме, по состоянию здоровья не нуждалась в посторонней помощи и уходе. Наследодателю принадлежали жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: с. <…> ул. <…> д. 16 <…> района. Всего у родителей шесть братьев и одно сестра. Воля родителей заключалась в передаче спорного жилого дома после их смерти истцу, как младшему сыну. В 2017 году Баева К.М. оформляла право собственности на земельный участок и просила истца оформить право собственности на жилой дом на его имя, но в связи с финансовыми трудностями он не смог этого сделать. В 2018 году мать истца проживала у сына Баева М.М. и просила его добиться того, чтобы истец оформлял дом. Полагает, что в ноябре 2015 года, в период, когда Баева К.М. проживала одна, ей помогали братья истца и снохи, в социальном работнике она не нуждалась, ответчик воспользовалась ее беспомощным положением, угрожала оставить без помощи и ухода, если она не напишет завещание в ее пользу. Получив желаемое завещание, ответчик в декабре 2015 года составила доверенность на получение пенсии Баевой К.М. на имя Петровой Г.М.

Представитель истца Баева И.М. по доверенности Власова О.А. в судебном заседании просила удовлетворить исковые требования. Пояснила, что Баева К.М. в 2012, 2013 годах перенесла несколько операций по зрению, в связи с чем ее зрение улучшилось, оснований для помощи иного лица в целях подписания завещания не было. Полагала, что Баева К.М. не понимала, что подписывает, поскольку русским языком практически не владела. В завещании имеется ошибка в указании года рождения дочери. Из пояснений третьего лица Араповой А.И. следует нарушение тайны завещания, так как текст набирал секретарь.

Ответчик Саева З.М. в судебное заседание не явилась, действуя через представителя Ибрагимову О.В., представила письменные возражения, в которых просила в удовлетворении иска отказать, поскольку описка в годе рождения ответчицы в завещании не влечет его недействительность, поскольку у наследодателя иных дочерей не было. Баева К.М. с 2011 года по 2013 год перенесла несколько операций в ФГБУ «Микрохирургия глаза» по поводу катаракты и глаукомы, находилась в постоянном сопровождении дочери. Последние полгода жизни за ней также осуществляла уход дочь Саева З.М. Никто из сыновей, в том числе истец, ухаживать за матерью не стали. После уточнения истцом иска представила дополнительные возражения, в которых указала, что Баев Н.М. в уточненном иске делает противоречивые выводы, что свидетельствует лишь о его несогласии с завещанием. Оснований для признания завещания составленным в силу стечения тяжёлых жизненных обстоятельств не имеется. Кроме того, такой иск мог быть заявлен лишь самим наследодателем, а не истцом.

 

Ранее в судебном заседании представитель ответчика Саевой З.М. по доверенности Ибрагимова О.В. возражала против иска. Пояснила, что наследодатель проживала в с. <…>. У нее много детей, но они что недавно лежала в больнице, потом была у дочери, и никто кроме дочери не будет за ней ухаживать. Дала копию паспорта дочери. Арапова А.И. пояснила, что ей нужно уехать в сельсовет, чтобы напечатать завещание, а потом вернуться его подписать, на что Баева К.М. пояснила, что в связи с плохим зрением не может подписать завещание, доверяет это работнику сельсовета - Баевой С.М. и к ней не нужно больше приезжать. Арапова А.И. вернулась в сельсовет, где на компьютере секретарь сельсовета набрала текст завещания, Баева С.М. как рукоприкладчик его подписала. Она вернулась к Баевой К.М., прочитала завещание вслух на русском языке, дополнительные разъяснения давала на татарском языке, Баева К.М. все поняла, подтвердила завещание. В последующем Баева К.М. через сельсовет выдавала несколько доверенностей, всегда просила подписывать рукоприкладчика, поскольку плохо видела.

Представитель ответчика администрации МО <…> сельсовет <…> района Оренбургской области в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, представил заявление о рассмотрении дела в его отсутствие, просил в удовлетворении иска отказать (т. 1 л.д. 61).

Выслушав представителя истца, третье лицо, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

В силу положений ст. ст. 1118 - 1119, 1124 - 1125, 1130 - 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме. Завещание должно быть совершено лично. Завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства. Завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам. Завещатель вправе отменить или изменить совершенное завещание в соответствии с правилами статьи 1130 настоящего Кодекса. Завещатель не обязан сообщать кому-либо о содержании, совершении, об изменении или отмене завещания. Завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. Нотариально удостоверенное завещание должно быть написано завещателем или записано с его слов нотариусом. Если завещатель не в состоянии лично прочитать завещание, его текст оглашается для него нотариусом, о чем на завещании делается соответствующая надпись с указанием причин, по которым завещатель не смог лично прочитать завещание. Завещание должно быть собственноручно подписано завещателем. Завещатель вправе посредством нового завещания отменить прежнее завещание.

При нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано

судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием. Не могут служить основанием недействительности завещания описки и другие незначительные нарушения порядка его составления, подписания или удостоверения, если судом установлено, что они не влияют на понимание волеизъявления завещателя.

В соответствии со ст. ст. 167 - 168, 177, 179, 181 Гражданского кодекса РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. Сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 13 ноября 2015 года Баева К.М. составила завещание, согласно которому все свое имущество, в том числе жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: с. <…> ул. <…> д. 16 <…> района завещала своей дочери Саевой З.М. 1969 года рождения.

Завещание ввиду болезни Баевой К.М. подписано Баевой С.М., которой разъяснены содержание и необходимость соблюдения статей 1123 и 1124 ГК РФ.

Завещание записано со слов Баевой К.М. и полностью ею прочитано, удостоверено главой МО <…> сельсовет <…> района Оренбургской области Араповой А.И. вне помещения нотариальной конторы по адресу: с. <…> ул. <…> д. 16 <…> района, то есть в доме наследодателя.

26 марта 2020 года Баева К.М. умерла в г. Оренбурге.

Судом установлено, что истец Баев Н.М., а также ответчики Баев Малик М., Баев Марат М., Баев И.М., Баев У.М., являются сыновьями, а Баев Марсель М., Баев Рафаель М. - внуками наследодателя.

Саева З.М. 1968 года рождения является дочерью Баевой К.М., фамилию Баева сменила на фамилию Саева при вступлении в брак.

По сообщению нотариальной конторы с. <…> и <…> района Оренбургской области после смерти Баевой К.М. открыто наследственное дело. С заявлением о принятии наследства по всем основаниям обратилась Саева З.М. Истец Баев Н.М. обратился с заявлением о принятии наследства по закону. Баев Марат М., Баев И.М., Баев У.М., Баев Марсель М., Баев Малик М. отказались от наследства в пользу Баева Н.М.

По данным администрации МО <…> сельсовет <…> района Оренбургской области, предоставленным нотариусу, Баева К.М. проживала и была зарегистрирована по адресу: с. <…>  ул. <…> д. 16 <…> района, с ней проживала Саева З.М. Завещание Баевой К.М. от 13 ноября 2015 года не отменялось и не изменялось.

Как видно из выписки из ЕГРН, наследодателю на праве собственности принадлежал земельный участок, расположенный по адресу: Оренбургская область, <…> район, с. <…> ул. <…> д. 16.

Свидетель Хасов Ю.А., допрошенный 1 октября 2020 года, суду пояснил, что с 2015-2016 года наблюдал Баеву К.М. в качестве участкового терапевта. У нее были жалобы на повышенное давление, плохой сон, головокружения. В общении была адекватна, рекомендовано наблюдение невролога. На задаваемые вопросы на русском языке отвечала. Русским языком свободно не владела, но понимала. По дому передвигалась самостоятельно. Жила у родственников, мало обращалась к врачам, поскольку фельдшер Баева В.К. приходится ей родственницей, большинство жалоб решалось на месте.

Свидетель Петрова Г.М. - сестра наследодателя, допрошенная 21 октября 2020 года, суду пояснила, что у Баевой С.М. было слабое зрение, она перенесла несколько операций в 2011 году, в 2012 году, но улучшений не было. После смерти мужа проживала одна, свидетель помогала ей по хозяйству, купала ее, стирала вещи, готовила еду, получала пенсию по доверенности, сопровождала ее везде. Младшая дочь свидетеля у нее убиралась. Баева К.М. говорила ей, что хочет оставить дом дочери, Саевой З.М. Баева К.М. русский язык понимала, но плохо на нем говорила.

Свидетель Лобова Г.С. - племянница наследодателя, допрошенная 21 октября 2020 года, суду пояснила, что у Баевой К.М. были проблемы со зрением, после операции улучшения не произошло. Она была слепая, не могла сама приготовить себе еду, расписаться в документе, одна из дома не выходила, только в сопровождении. Свидетель с матерью ей помогали.

В материалах дела имеется медицинская документация, из которой следует, что Баева К.М. перенесла несколько операций в 2011, 2012, 2013 году в Оренбургском филиале ФГУ «МНТК «Микрохирургия глаза» по поводу катаракты и глаукомы.

Допрошенная в качестве специалиста врач-офтальмолог ГБУЗ «Октябрьская РБ» 3 ноября 2020 года Боговая С.В., ознакомившись с медицинской документацией, суду пояснила, что у Баевой К.М. несмотря на проведенные операции наблюдалось стабильное ухудшение зрения. Вдаль она могла видеть только 1-2 верхние строчки таблицы одним глазом, это очень слабое зрение.

Свидетель Баева В.К. - фельдшер села, супруга ответчика Баева Малика М., допрошенная 3 декабря 2020 года, суду пояснила, что в 2015 году Баева К.М. сама себя обслуживала. Увидев в окно участкового врача, встречала у двери. Русским языком не владела, с врачом общалась через нее, она ей переводила. Обладала хорошей памятью, не могла спутать даты рождения детей и внуков, сама пекла хлеб, знала счет деньгам. Когда она вышла замуж, Баеву Ниязу было три года. Их отец всегда говорил, что родительский дом будет принадлежать Ниязу.

Свидетель Чатов Ш.Р., проживающий по соседству с Баевой К.М., допрошенный 3 декабря 2020 года, суду пояснил, что в 2015, 2016 году Баева К.М. передвигалась самостоятельно, в черных очках, опираясь на палочку, его узнавала, здоровалась, говорила с ним на татарском языке. Ходила в магазин, к сестре. Ее навещали сестра Петрова Г.М., сыновья. Примерно три года назад она говорила, что ее дом останется младшему сыну Ниязу.

Судом также установлено, что в период с 1 января 2015 года по 26 марта 2020 года Баевой К.М. было выдано несколько доверенностей, удостоверенных главой МО <…> сельсовет <…> района Оренбургской области. Так, на основании доверенностей от 15 декабря 2015 года, 13 февраля 2018 года, 18 апреля 2018 года передавала право получения денежных средств, пенсии Саевой З.М., Петровой Г.М. На основании доверенностей от 16 января 2017 года, 19 февраля 2018 года - на оформление прав в отношении земельного участка Саевой З.М., Ашевой A.JI. Все указанные доверенности подписаны ввиду болезни Баевой К.М. по ее личной просьбе иным лицом.

Оценив приведенную совокупность доказательств, суд приходит к выводу о том, что в момент составления оспариваемого истцом завещания Баева К.М. понимала значение своих действий и руководила ими, что сторонами не оспаривается, подтверждается показаниями лечащего врача Хасова Ю.А., фельдшера Баевой В.К. Недееспособной или ограниченно дееспособной не была признана. В силу имеющегося заболевания - нарушения зрения, наличие которого подтверждено документально, обратилась с просьбой подписать завещание к другому лицу - Баевой С.М.

Указанное соответствует требованиям абзаца второй пункта 3 статьи 1125 ГК РФ, согласно которому если завещатель в силу физических недостатков, тяжелой болезни или неграмотности не может собственноручно подписать завещание, оно по его просьбе может быть подписано другим гражданином в присутствии нотариуса. В завещании должны быть указаны причины, по которым завещатель не мог подписать завещание собственноручно, а также фамилия, имя, отчество и место жительства гражданина, подписавшего завещание по просьбе завещателя, в соответствии с документом, удостоверяющим личность этого гражданина.

При этом, лицо, подписавшее завещание - Баева С.М., соответствует требованиям, установленным пунктом 2 статьи 1124 ГК РФ.

Ссылка истца на обстоятельство, что Баева К.М. составила завещание под давлением ответчицы, либо вследствие стечения тяжелых обстоятельств, вызванных в том числе и ее действиями, не нашла своего подтверждения в судебном заседании.

Судом достоверно установлена воля наследодателя в момент составления завещания - распорядиться принадлежащим имуществом на случай смерти в пользу единственной дочери, Саевой З.М., которая в период с 2011 года осуществляла непрерывный уход за своей матерью, сопровождала ее при проведении операций и в реабилитационный период. О доверительных отношениях между наследодателем, с одной стороны, а также дочерью Саевой З.М., сестрой Петровой Г.М., с другой стороны, свидетельствует последовательная выдача доверенностей на имя указанных лиц в получении пенсии, распоряжении денежными средствами.

Наличие описки в годе рождения ответчицы в завещании при правильности указания степени родства, фамилии, имени, отчества, даты и месяца рождения Саевой З.М., не влечет его недействительность, поскольку у наследодателя иных дочерей не имеется, указанная ошибка не влияет на понимание волеизъявления завещателя.

Ссылку истца на то обстоятельство, что родители всегда говорили о том, что дом должен достаться младшему сын Баеву Н.М., суд не принимает во внимание, поскольку после смерти супруга в 2010 году, Баева К.М. в 2015 году выразила свое желание оставить после смерти принадлежащее имущество дочери.

Доводы, приведенные в исковом заявлении, согласно которым Баева К.М. в 2017 году просила истца оформить право собственности в отношении принадлежащего ей жилого дома на его имя, не свидетельствуют о недействительности завещания, составленного Баевой К.М. в ноябре 2015 года.

Завещание удостоверено главой муниципального образования в силу полномочий, предоставленных ему законом на момент его составления - 13 ноября 2015 года. На завещании указаны место и дата его удостоверения, согласно которому завещание удостоверено по месту жительства наследодателя.

Суд критически относится к части показаний свидетеля Баевой В.К. -супруги ответчика Баева Малика М., поскольку данный свидетель в силу родственных отношений со сторонами заинтересован в исходе дела. Так, показания о том, что в 2015 году Баева К.М. сама себя обслуживала, увидев в окно участкового врача, встречала у двери, противоречат установленным в судебном заседании обстоятельствам из пояснений специалиста, медицинской документации, показаний свидетелей, непосредственно осуществлявших уход за пожилой женщиной

Петровой Г.М., Лобовой Г.С. Показания о том, что Баева К.М. русским языком не владела, также опровергаются показаниями сторон, третьих лиц, иных свидетелей, согласно которым Баева К.М. в быту использовала татарский язык, но понимала и отвечала на обращения на русском языке. Кроме того, Баева К.М., проживая с рождения на территории Российской Федерации, будучи трудоустроенной в трудоспособном возрасте, в отношении которой впоследствии осуществлялось социальное и медицинское обслуживание, в том числе проведенные операции, не могла не понимать обращенную к ней русскую речь.

Ссылка представителя истца о недействительности оспариваемого завещания ввиду присутствия при его составлении секретаря, является несостоятельной, а действия главы муниципального образования в данной части также являются соответствующими требованиям закона. Доказательств, свидетельствующих о нарушении тайны завещания, суду не представлено.

Иных недостатков завещания, искажающих волеизъявление завещателя, не имеется.

При этом признание иска ответчиками - братьями истца не является основанием для удовлетворения иска, поскольку как следует из материалов дела, нарушений каких-либо прав истца со стороны указанных ответчиков, отказавшихся от наследства в его пользу, не имеется.

На основании изложенного в удовлетворении иска Баева Н.М. о признании завещания недействительным следует отказать.

Руководствуясь ст. 194-198 ГПК Российской Федерации, суд

решил:

в удовлетворении иска Баева Н.М. к администрации МО <…> сельсовет, Баеву М.М., Баеву Р.М., Баеву М.М., Баеву М.М., Баеву И.М., Баеву У.М., Саевой З.М. о признании завещания Баевой К.М. от 13 ноября 2015 года, удостоверенного главой МО <…> сельсовет <…> района Оренбургской области Араповой А.И., недействительным - отказать.

Категория: Признание сделки недействительной | Просмотров: 6 | Добавил: Anastasia84 | Теги: Завещание, признание недействительным, Оренбург юрист