"Правозащитник"

  Ибрагимова Ольга Владимировна                          
Главная » 2019 » Май » 2 » о взыскании алиментов на содержание родителя
09:26
о взыскании алиментов на содержание родителя

РЕШЕНИЕ 

Именем Российской Федерации 

31 октября 2018 года                    город Оренбург

Мировой судья судебного участка № 5 Ленинского района города Оренбурга

В.А. Белякина,

при секретаре Кузнецове А.И., с участием: представителей истца, представителя ответчика, третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гришиной Л.П. к Гришину В.Г. о взыскании алиментов на содержание родителя,

установил:

Гришина Л.П. обратилась в суд с иском к Гришину В.Г. о взыскании 

алиментов на содержание родителя, указав, что она является матерью Гришина В.Г., 14.05.1954 года рождения. В настоящее время ей 88 лет, с 1994 года ей установлена 2 группа инвалидности бессрочно, имеет ряд серьезных заболеваний, в том числе практически ничего не видит, перенесла семь операций на глаза. В связи с чем, она является нетрудоспособной и нуждается в материальной помощи. Ее ежемесячный доход состоит из пенсии 22 855 рублей 28 копеек в месяц, других источников дохода она не имеет. Однако, указанной суммы пенсии ей недостаточно для жизни. Так как более, 8 000 рублей 00 копеек ежемесячно уходит только на приобретение жизненно необходимых лекарственных препаратов. По состоянию здоровья она нуждается, в постороннем уходе в связи, с чем вынуждена обратиться к услугам сиделки, стоимость которых с проживанием составляет до 1 500 рублей 00 копеек в сутки или 47 000 рублей 00 копеек в месяц. Соответственно ежемесячно она должна нести расходы в сумме 63 078 рублей 00 копеек (8 000 рублей 00 копеек + 8 078 рублей 00 копеек + 47 000 рублей 00 копеек). Однако, она не может себе этого позволить, так как разница между необходимой ей суммой и пенсией составляет 40 625 рублей 00 копеек. 

Кроме того, ответчик обратился в  Ленинский районный суд г. Оренбурга с иском о ее выселении. Решением суда от 29.03.2018 года ему в иске отказано. Ее сын, Гришин В.Г. не только не оказывает ей материальной помощи, но и наносит материальный ущерб. Каждый месяц после получения пенсии, ответчик приходит к ней и требует деньги за коммунальные услуги. Когда она отказывается отдавать деньга, он

отключает ей свет и воду. В результате продукты, находящиеся в холодильнике, приходят в негодность. По данному поводу она неоднократно обращалась в полицию, которая ограничилась в отношении сына профилактической беседой и вынесением официального предупреждения.

Гришин В.Г до 2017 года коммунальные услуги не оплачивал вообще. В связи

с чем, она вынуждена была обратиться к нему с иском. Решением Ленинского районного суда г. Оренбурга от 11.05.2017 года в ее пользу взыскано 70 239 рублей 00 копеек. Указанная сумма до настоящего времени полностью не выплачена. Ответчик уклоняется от ее содержания в добровольном порядке, хотя достаточно обеспечен, получает пенсию, имеет постоянное место работы и стабильный доход, имеет возможность участвовать в ее содержании. 

Просит суд взыскать с Гришина В.Г. в ее пользу алименты в размере 40 625 рублей 00 копеек ежемесячно.

Впоследствии представители истца уточнили исковые требования, просили взыскать с ответчика Гришина В.Г. алименты на содержание Гришиной Л.П. в размере 50 214 рублей 72 копейки.

Определением суда от 20.08.2018 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора привлечен Гришин Н.Г.

В судебном заседании представитель истца Гришин Н.Г. уточненные исковые требования поддержал, просил удовлетворить в полном объеме.

Представитель истца Попова С.А.в судебном заседании уточненные исковые требования поддержала, по существу иска пояснила, что ответчик по делу является родным сыном Гришиной Л.П. Поскольку Гришина Л.П. является нетрудоспособной в силу возраста и наличия второй группы инвалидности, то она нуждается в осуществлении за ней постоянного ухода, в лечении и материальной поддержке. Просила уточненные исковые требования удовлетворить в полном объеме.

Представитель ответчика Ибрагимова О.В. в судебном заседаний исковые требования не признала, просила в удовлетворении исковых требований отказать, ссылаясь на недоказанность нуждаемости истца в материальной помощи и необходимости взыскания алиментов в заявленном размере. Кроме того считает, что Гришиной Л.П. выбран неправильный способ защиты права, поскольку ответчик является нетрудоспособным в силу пенсионного возраста, вследствие чего с него не могут быть взысканы алименты.

Третье лицо Гришин Н.Г. в судебном заседании исковые требования поддержал, просил удовлетворить в полном объеме, суду пояснил, что в добровольном порядке оказывает матери материальную и иную помощь.

По ходатайству представителей истца в судебном заседании в качестве свидетеля была допрошена Гришина Л.Ф., которая суду пояснила, что Гришина Л.П. приходится ей свекровью, за которой она с 2006 года безвозмездно осуществляет уход, поскольку та находится в преклонном возрасте, практически ничего не видит и не ходит. Свекровь сама себя не может обслуживать, готовить себе пищу, принимать лекарства и мыться. Также ей помогает соседка с пятого этажа по имени Светлана, которая к ней обычно заходит по утрам. По вечерам к ней заходит соседка с соседней квартиры, которая иногда остается с ней ночевать. Официальным опекуном Гришиной Л.П. является ее сын Гришин А.А., но он фактически уход за ней не осуществляет, поскольку за ней ухаживает она. Гришиной Л.П. она ежедневно дает лекарственные препараты гинкоум, эгилок, капотен, другие названия лекарств она не помнит, также один раз в день капает ей в глаза, делает ей гигиенические процедуры, готовит пищу. Гришин Н.Г. покупает матери лекарственные препараты по назначению врача и продукты питания, на собственные денежные средства. В свою очередь Гришин В.Г. матери не помогает, только требует с нее деньги, свекровь его боится, после того как он приходит ей всегда становится плохо со здоровьем.

Выслушав пояснения сторон, допросив свидетеля, изучив материалы дела в их совокупности, суд считает исковые требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В силу ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав осуществляется путем признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; иными способами, предусмотренными законом

В соответствии с ч. 1 ст. 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Исходя из анализа правовых норм, избранный истцом способ защиты своего права должен соответствовать характеру нарушения и в результате его реализации нарушенное право должно быть восстановлено.

Возможность выбора лицом, полагающим свои права нарушенными, того или иного способа защиты права предполагает необходимость учета им в соответствующем случае характера допущенного в отношении него нарушения, поскольку выбранный им способ защиты должен способствовать восстановлению его нарушенного права и удовлетворять материально-правовой интерес. Право выбора способа защиты права принадлежит истцу, суд не вправе выходить за пределы исковых требований и определять, какой способ защиты нарушенного права истца следует избрать, если для него законом установлена возможность выбора способов защиты.

В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Судом установлено и не оспаривалось сторонами, что истец Гришина Л.П., 1930 года рождения, является матерью Гришина Н.Г. и  Гришина В.Г.

Соглашение об уплате алиментов истцу между сторонами не заключалось.

14.11.1994 года Гришиной Л.П. была бессрочно установлена вторая группа инвалидности в связи с наличием общего заболевания с установлением нетрудоспособности к трудовой деятельности, что подтверждается справкой.

 Согласно справке следует, что Гришина Л.П. получает ежемесячную денежную выплату, набором социальных услуг не пользуется с 2006 года. Не имеет права на получение набора социальных услуг в 2018 - 2019 году.

Из ответа ОПФР по Оренбургской области от 23.07.2018 года на запрос суда усматривается, что Гришиной Л.П., осуществляется компенсационная выплата по уходу за нетрудоспособным лицом в размере

1 380 рублей 00 копеек. Лицом, осуществляющим уход за Гришиной Л.П., оформлен Гришин А.А.

В настоящее время Гришина Л.П. является получателем пенсии по старости, что подтверждается копией пенсионного удостоверения.

Из справки УПФР в г. Оренбурге от 18.05.2018 года, усматривается, что Гришина Л.П. получает страховую пенсию по старости в размере 18 885 рублей 04 копейки, выплату неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход в размере 1 380 рублей 00 копеек и ежемесячную денежную выплату в соответствии с п.1 ст. 28.1 Федерального закона от 24.11.1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» в размере

2 590 рублей 24 копейки, а всего в размере 22 855 рублей 28 копеек.

Других источников дохода истец Гришина Л.П. не имеет.

Из объяснений представителей истца в судебном заседании и справки УПФР в г. Оренбурге следует, что Гришина Л.П. полностью отказалась от предоставления набора социальных услуг в натуральной форме, в связи, с чем размер выплачиваемой ей ежемесячной денежной выплаты составляет 2 590 рублей 24 копейки.

Из представленных ответов ГБУЗ «Городская клиническая больница №1» г. Оренбурга на запросы суда усматривается, что Гришина Л.П., с диагнозом: дисциркуляторная энцефалопатия 2 степени, вестибулопатия, двусторонняя сенсо-невральная тугоухость 3 ст., слухопротезирование, остроугольная оперированная 2а глаукома на обоих глазах, макулодистрофия, оперированная катаракта обоих глаз, хронический панкреатит. От льгот на получение лекарственных препаратов отказалась. По состоянию здоровья пациентка нуждается в получении сосудистой терапии и курсовом получении препаратов: кортексин 10 мг. - 20 флаконов в год, актовегин 5 мл. - 20 ампул в год, мексидол 125 мг. № 30 - 8 упаковок в год, бетагистин 24 мг. № 30-8 упаковок в год. Остальные препараты назначаются по медицинским показаниям. По состоянию здоровья нуждается в постоянной посторонней помощи.

Согласно ст. ст. 6.1, 6.2 Федерального закона №178-ФЗ от 17.07.1999 года «О государственной социальной помощи» в состав представляемого инвалидам набора социальных услуг включаются обеспечение в соответствии со стандартами медицинской помощи по рецептам врача (фельдшера) необходимыми лекарственными препаратами, изделиями медицинского назначения, а также специализированными продуктами лечебного питания для детей-инвалидов; предоставление при наличии медицинских показаний путевки на санаторно - курортное лечение, осуществляемом в целях профилактики основных заболеваний; бесплатный проезд на пригородном и железнодорожном транспорте, а также на междугородном транспорте к месту лечения и обратно.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что Гришина Л.П., получая ежемесячную денежную выплату в размере 2 590 рублей 24 копейки взамен предоставления набора социальных услуг в натуральной форме, в том числе предоставления бесплатно лекарственных препаратов, имеет возможность обеспечивать себя самостоятельно в силу государственной поддержки инвалидам лекарственными препаратами, подлежащими постоянному применению в связи с имеющимися у нее заболеваниями. Кроме того, ей осуществляется компенсационная выплата по уходу за нетрудоспособным лицом в размере 1 380 рублей, лицом, осуществляющим уход за Гришиной Л.П., оформлен Гришин А.А.

Каких-либо иных доказательств, свидетельствующих о нуждаемости истца в материальной поддержке, представление которых было возложено судом в силу ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации на истца суду не представлено.

Постановлением Правительства Оренбургской области от 27 августа 2018 г. № 552-п установлена величина прожиточного минимума в Оренбургской области на II квартал 2018 года на пенсионера в размере 7 232 рубля 00 копеек.

При таких обстоятельствах, учитывая, что имущественное положение истца Гришиной Л.П. превышает в два раза размер прожиточного минимума пенсионера в Оренбургской области, а также что Гришина Л.П. пользуется государственной поддержкой инвалидов в Российской Федерации, получая единовременную денежную выплату в размере 2 590 рублей 24 копейки, компенсационную выплату по уходу за нетрудоспособным лицом в размере 1 380 рублей, суд не находит оснований для вывода об отсутствии у Гришиной Л.П. возможности обеспечить свое достойное существование из-за низкого уровня ее дохода.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что ответчик Гришин В.Г. с 2014 года в соответствии со ст. 8 Федерального закона от 28.12.2013 года № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» получает страховую пенсию по старости в размере 12 813 рублей 00 копеек.

 Также судом установлено, что ответчик Гришин В.Г. в настоящее время работает в  (Изьято) Гаражно- строительном кооперативе .

Согласно справке о доходах физического лица за 2018 год, доход Гришина В.Г. по месту работы за период с января 2018 года по май 2018 года составил 78 180 рублей 95 копеек.

Из справки от выданной Гаражно-строительным кооперативом следует, что заработок Першина В.Г. за период с 01.01.2018 года по 30.09.2018 года составил 62 131 рубль 00 копеек.

Пунктом 1 статьи 87 Семейного кодекса Российской Федерации установлена обязанность трудоспособных совершеннолетних детей содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них.

При отсутствии соглашения об уплате алиментов алименты на нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей взыскиваются с трудоспособных совершеннолетних детей в судебном порядке (п. 2 ст. 87 Семейного кодекса Российской Федерации).

Под нетрудоспособными, применительно к данной статье следует понимать, в том числе, лиц, достигших пенсионного возраста (женщин - 55 лет, мужчин - 60). При этом, ст. 87 Семейного кодекса Российской Федерации предполагает законодательно установленную обязанность взрослых детей предоставить своим нетрудоспособным нуждающимся родителям хотя бы минимум материальных благ, способных обеспечить их существование. Эта обязанность носит безусловный характер и не связывается законодателем с наличием либо отсутствием у гражданина постоянного и достаточного дохода. То есть вне зависимости от материального и семейного положения взрослых трудоспособных детей родители вправе получить от них необходимое для поддержания жизнедеятельности содержание.

В пункте 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 года № 56 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов» разъясняется, что в соответствии с пунктом 1 статьи 87 Семейного кодекса Российской Федерации нетрудоспособные нуждающиеся в помощи родители вправе требовать предоставления содержания от своих трудоспособных совершеннолетних детей.

При рассмотрении указанного иска суд выясняет, имеются ли у данных родителей другие трудоспособные совершеннолетние дети, кто из них и в какой форме и размерах оказывает им помощь, и в зависимости от установленного может на основании п. 4 ст. 87 Семейного кодекса Российской Федерации определить размер алиментов, в том числе с учетом названных обстоятельств

независимо от того, предъявлено родителями требование ко всем детям, к

одному из них или к нескольким из них.

Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 21.05.2015 года № 1166-0 п. 1 ст. 87 Семейного кодекса Российской Федерации, устанавливающий условия, при одновременном наличии которых у детей возникает обязанность содержать своих родителей, следует рассматривать в системной связи с другими нормами данного Кодекса, регулирующими алиментные обязательства родителей и детей и направленными на обеспечение сохранения необходимого уровня жизнеобеспечения как получателя, так и плательщика алиментов. Нуждаемость родителя определяется судом в конкретном деле путем соотнесения его доходов с расходами, необходимыми для удовлетворения его жизненно важных потребностей, а также с учетом иных обстоятельств.

С учетом изложенных требований закона и Определений Конституционного Суда Российской Федерации, давая оценку нуждаемости истца в материальной помощи ответчика, суд учитывает, что истцом в обоснование исковых требований в нарушение положений ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено доказательств недостаточности для существования собственных средств, и необходимости взыскания с ответчика алиментов.

Доказательств того, что получаемого размера пенсионного обеспечения истцу недостаточно для удовлетворения ее жизненных потребностей, или о том, что она несет дополнительные расходы, связанные с необходимостью ее лечения, питания (и проч.) суду не представлено, в связи с чем в удовлетворении иска следует отказать.

Кроме того, отказывая в удовлетворении иска по основаниям недоказанности исковых требований, суд также считает необходимым учесть следующее.

Согласно ст. ст. 17, 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов; осуществление прав одним человеком не должно нарушать прав и свобод другого человека.

Этот же принцип установлен и семейным законодательством: в силу абз. 2 п. 1 ст. 7 Семейного кодекса Российской Федерации осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан.

Как следует из буквального толкования ст. 87 Семейного кодекса Российской Федерации, обязанность содержать своих родителей, если те являются: нетрудоспособными (в том числе, инвалидами), нуждающимися в помощи (не имеющими достаточных средств к существованию) возложена на трудоспособных совершеннолетних детей.

Между тем, как было установлено в судебном заседании, ответчик Першин В.Г. является нетрудоспособным в силу его пенсионного возраста, и также является получателем страховой пенсии по старости.

Таким образом, принимая во внимание, что законом определен субъектный состав лиц, на которых может быть возложена обязанность по содержанию нетрудоспособных и нуждающихся родителей, а именно: на их трудоспособных 

детей, суд считает, что на ответчика, который является нетрудоспособным, такая обязанность не может быть возложена, что также является основанием для отказа в иске.

Суд соглашается с доводами представителя ответчика, о том, что истцом Гришиной Л.П. выбран неверный способ защиты нарушенного права, предусмотренный ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку ответчик является нетрудоспособным и на него не может быть возложена в соответствии со ст. 87 Семейного кодекса Российской Федерации обязанность по уплате алиментов на содержание нетрудоспособного нуждающегося в помощи родителя, в данном случае истец не лишен права на обращение в суд с иском к ответчику о взыскании дополнительных расходов на содержание родителя согласно ст. 88 Семейного кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

в удовлетворении исковых требований Гришиной Л.П. к Гришину В.Г. о взыскании алиментов на содержание родителя отказать.

 

В апелляционной инстанции  решение оставили без изменения.

Категория: Взыскание денежных сумм | Просмотров: 119 | Добавил: Anastasia84 | Теги: алименты, содержание родителя, алименты на содержание родителя