23:52
о взыскании денежных средств, уплаченных по договору поручения

РЕ Ш E H И E

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Мировой судья судебного участка Дзержинского района г.Оренбурга Шубина Е.В.,

с участием:

представителя истца - Ибрагимовой О.В., ответчика Уховой Е.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Фроловой М.В. к Уховой Е.И. о взыскании денежных средств, уплаченных по договору поручения,

УСТАНОВИЛ:

Фролова М.В. обратилась в суд с вышеуказанным иском к Уховой Е.И., указав, что, 9 марта 2017 года между ней и ответчиком был заключен договор поручения по оказанию юридической помощи. Согласно условий данного договора, Ухова Е.И. должна была легализовать перепланировку квартиры 2 дома 11 по ул. <…> в пос. <…> Оренбургского района Оренбургской области. Срок действия договора - до получения правоустанавливающих - документов. При подписании договора Ухова Е.И. получила денежные средства в размере 31 000 рублей, из которых: 15 000 руб. - оплата работы, 16 000 руб. - для оформления документов (заключение пожарнадзора и СЭС), а также 22 апреля 2017 года ей было еще передано 14 000 рублей для оформления технического паспорта. Кроме того, Уховой Е.И. был получен пакет документов необходимый для выполнения поручения. До настоящего времени перепланировка квартиры не легализована. С 2018 года Ухова Е.И. перестала выходить с ней на связь, в связи с чем, в 2019 году она была вынуждена обратиться в. полицию, где был получен ответ о необходимости обратиться в суд. Она направила в адрес ответчика уведомление о расторжении договора поручения и возврате денежных средств. Так как до настоящего времени ответ не получен, просит взыскать с ответчика в свою пользу: сумму неосновательного обогащения в размере 45 000 руб.

Представитель истца Ибрагимова О.В., исковые требования изменила, пояснив, что истец заявляет свои требования к Уховой Е.И. в рамках закона о защите прав потребителей, так как ответчик оказывает услуги по юридической помощи на профессиональной основе. У нее имеется специальное образование, она арендует место в офисе, где ведет постоянные консультации, а также составляет документы и представляет интересы в судебных заседаниях. Соответственно, полагает, что помимо заявленных требований, взысканию, также подлежит сумма штрафа за неисполнение требований потребителя в добровольном порядке в размере половины от взыскиваемой суммы. Кроме того, полагает, что оказанные Уховой Е.И. услуги были оказаны не надлежащим образом, во-первых, сроки исполнения обязательства растянулись на неопределенный срок; во-вторых, заключения по пожарной безопасности и санитарно-эпидемиологическом состоянии объекта не были предоставлены; в-третьих, представленный технический план не соответствовал действительности, в нем указаны не правильные площади объекта, а также неверная планировка комнат. Данный технический план не возможно было использовать при дальнейшем оформлении документов. Полагает, что заключенный договор поручения со стороны Уховой Е.И. не был исполнен, в связи с чем, заявленные исковые требования подлежат удовлетворению в полном объеме.

Ответчик Ухова Е.И. в ходе судебного заседания исковые требования не признала, пояснила, что согласно условиям заключенного с Фроловой М.В. договора, она должна была заказать и оплатить документы для оформления перепланировки квартиры, что и было ей сделано. Доставка, условия и способы передачи документов по данному договору не оговорены. Сумма по оплате работы за оказанные услуги в размере 15 000 руб. была оплачена ей Фроловой М.В. в полном объеме, что не отрицается сторонами. Указанные в договоре документы были изготовлены и получены. В январе 2018 года, истец, под предлогом получения дополнительно консультации у другого специалиста, забрала весь пакет документов, в том числе и полученные документы (заключения и технический паспорт). Документы были переданы Фроловой М.В. через третьих лиц. На момент передачи документов, претензий со стороны истца не было. 1 марта 2021 года в её адрес поступила претензия от Фроловой М.В. о расторжении договора и возврате денежных средств. 22 марта 2021 года от истца поступило уведомление об отказе от исполнения договора и отмене поручения с предложением возвратить документы и денежных средства без определения срока. Таким образом, с требованиями, заявленными в исковом заявлении, истец к ответчику до подачи искового заявления не обращался. Кроме того, полагает, что заключенный между ней и истцом договор является договором подряда, а по таким сделкам срок исковой давности в соответствии с нормами гражданского кодекса Российской Федерации составляет 1 год. Таким образом, срок исковой давности по данному договору уже истек. Оснований для применения к ней норм закона «О защите прав потребителей» она не находит, так как оказание юридической помощи не является её основной работой. Она является матерью троих детей, занимается их воспитанием. Семью обеспечивает муж. Иногда, она ходит в юридический офис, принадлежащий её знакомой, где помогает сотрудникам на безвозмездной основе. Иногда, по просьбе знакомых, оказывает юридические услуги, но в индивидуальном порядке. Таким образом, полагает, что со своей стороны она выполнила работу в части сбора документов (заключений и технического паспорта объекта). Так как претензии на момент передачи документов в январе 2018 года к ней не было, полагает, что срок исковой давности прошел. Просит в иске отказать.

Исследовав материалы дела, выслушав участников судебного заседания, суд приходит к следующему.

В ходе судебного заседания установлено, что 9 марта 2017 года между Фроловой М.В. и Уховой Е.И. был заключен договор поручения для ведения дел, согласно условиям которого, исполнитель (Ухова Е.И.) принимает на себя обязательства по оказанию юридических услуг в интересах Фроловой,М.В. по вопросу оформления её прав на квартиру, находящуюся по адресу: с. <…>, ул. <…>, д. 11, кв. 2. Исполнитель берет на себя обязанности в виде оформления, получения и предъявления справок, удостоверений, свидетельств, паспортов, планов и других документов, их дубликатов. Оплаты сборов, пошлин, иных платежей, всех других действий, связанных с выполнением данного поручения. Полает от имени заказчика заявления и прочие документы, получает во всех учреждениях и организациях все необходимые документы, представляет интересы' Заказчика в ФГУП «Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ», в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Оренбургской области, органах технической инвентаризации, иных компетентных органах и учреждениях (п.1). Исполнитель оказывает перечисленные в «пункте 1» услуги. Исполнитель разрабатывает и составляет необходимые процессуальные документы или жалобы, претензии и исковое заявление. Представляет интересы Заказчика при необходимости в суде общей юрисдикции и лично участвует в процессе. Ведет все дела Заказчика со всеми физическими и юридическими лицами, во всех государственных, административных, судебных, правоохранительных и иных учреждениях, органах власти, управления и юрисдикции. Полномочия на совершение вышеуказанных услуг предусмотрены и оговорены доверенностью, выданной Исполнителю Заказчиком (п.2). началом выполнения работ определяется момент вступления в силу настоящего договора. Окончание работ определяется моментом получения Заказчиком от Исполнителя свидетельства о регистрации права собственности в ЕГРП (п. 3).

Цена данных услуг договором не определена. Вместе с тем, как следует из текста данного договора и пояснений сторон окончательная стоимость вышеперечисленных услуг истец и ответчик договорились определить после получения необходимых для данной процедуры документов, и именно

технического паспорта и заключения пожарного надзора и СЭС, для чего заказчик Фролова М.В. передала исполнителю Уховой Е.И. 12 000 рублей (за получение заключение СЭС), 4000 рублей (за подготовку заключения пожарного надзора), 14 000 рублей (за технический паспорт), 15 000 рублей (за услугу по обращению в данные инстанции и получению названных документов), а всего 45 000 рублей.

Как следует из преамбулы Федерального закона «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. N 2300-1, настоящий Закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами, владельцами агрегаторов информации о товарах (услугах) при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), о владельцах агрегаторов информации о товарах (услугах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

При этом в качестве потребитель выступает гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а исполнителем является организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору.

Заявляя исковые требования, истец ссылалась на то, что договор  поручительства от 9 марта 2017 года носит гражданско-правовой характер и попадает под действие Федерального закона «О защите прав потребителей», так как Ухова Е.И., не смотря на то, что не является индивидуальным предпринимателем и не состоит в трудовых отношениях с юридической фирмой, по факту оказывает массовые юридические услуги населению.

В свою очередь Ухова Е.И. ссылается на то, что договор от 9 марта 2017 года является обычным договором подряда, где одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (ч. 1 ст. 702 ГК РФ).

Однако, как следует из данных Уховой Е.И. в ОП № 1 МУ МВД России «Оренбургское» письменных объяснений, в рамках рассмотрения материала о возбуждении уголовного дела, она с 2011 года занимает должность юриста в ООО «Центр недвижимости». В её обязанности по должности входит оказание юридических услуг населению (клиентам). Деятельность общества осуществляется на договорной основе. Основное направление, оформление недвижимости в собственность, купля-продажа, узаконивание перепланировок и т.п.

Таким образом, у суда нет оснований полагать, что Ухова Е.И. заключила договор поручения для ведения дел от 9 марта 2017 года в

индивидуальном порядке в рамках договора подряда, и оказания подобного рода услуг, не является ее профессиональной деятельностью.

Согласно ч. 1 ст. 23 Гражданского кодекса РФ, гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, за исключением случаев, предусмотренных абзацем вторым настоящего пункта.

В соответствии с ч. 4 указанной выше статьи, гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с нарушением требований пункта 1 настоящей статьи, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем. Суд может применить к таким сделкам правила настоящего Кодекса об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Согласно п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от <28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», исходя из смысла п. 4 ст. 23 ГК РФ, гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица в нарушение требований, установленных пунктом первым данной статьи, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем. К таким сделкам суд применяет законодательство о защите прав потребителей.

Соответственно, заключенный 9 марта 2017 года договор поручительства для ведения дел, был заключен сторонами в рамках Закона «О защите прав потребителей», в связи с чем, при рассмотрении данного дела, суд руководствуется нормами данного закона.

В своих доводах Ухова Е.И. ссылалась на то, что претензия от Фроловой М.В. ей была получена после принятия искового заявления к производству, что является не допустимым в рамках заявленных требований. Однако, как следует из п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», до подачи искового заявления в суд обязательный претензионный порядок урегулирования споров предусмотрен в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения оператором связи обязательств, вытекающих из договора об оказании услуг связи (пункт 4 статьи 55 Федерального закона от 7 июля 2003 года N 126-ФЗ "О связи"), а также в связи с перевозкой пассажира, багажа, груза или в связи с буксировкой буксируемого объекта внутренним водным транспортом (пункт 1 статьи 161 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации).

Досудебный порядок рассмотрения требований потребителей предусмотрен с целью побудить стороны самостоятельно урегулировать возникшие разногласия, а продавца (изготовителя, исполнителя) - добровольно удовлетворить обоснованные требования потребителя, позволяя быстро восстановить нарушенное право. Досудебное предъявление требований о защите своих нарушенных прав продавцу

(изготовителю, исполнителю) - право потребителя. Поэтому он по своему усмотрению может либо предъявить требование о защите нарушенного права продавцу (изготовителю, исполнителю), либо обратиться с иском в суд. Исключение из этого правила предусмотрено для требований потребителя о возмещении морального вреда. Статья 15 Закона «О защите прав потребителей» предусматривает, что размер возмещения морального вреда определяется судом. Из этого вытекает, что требование о возмещении морального вреда, причиненного потребителю вследствие нарушения его прав продавцом (изготовителем, исполнителем), может быть удовлетворено только в судебном порядке.

Кроме того, как следует из представленных суду документов, Фролова М.В. направила претензию Уховой Е.И. 24 февраля 2021 года, согласно штемпелю на конверте. Исковое заявление было направлено в суд 25 февраля 2021 года, также согласно штемпелю на конверте.

Таким образом, суд не находит основания для оставления искового заявления без рассмотрения в связи с не соблюдением претензионного порядка.

В своей претензии от 24 февраля 2021 года, Фролова М.В. отказывается от исполнения договора поручительства от 9 марта 2017 года и предлагает Уховой Е.И. вернуть денежные средства в размере 45 ООО рублей, а также документы, полученные последней при подписании договора.

В соответствии с ч. 1 ст. 29 Закона «О защите прав потребителей», потребитель при обнаружении недостатков выполненной работы (оказанной услуги) вправе по своему выбору потребовать:

безвозмездного устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги);

соответствующего уменьшения цены выполненной работы (оказанной- услуги);

безвозмездного изготовления другой вещи из однородного материала такого же качества или повторного выполнения работы. При этом потребитель обязан возвратить ранее переданную ему исполнителем вещь;

возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами.

Удовлетворение требований потребителя о безвозмездном устранении недостатков, об изготовлении другой вещи или о повторном выполнении работы (оказании услуги) не освобождает исполнителя от ответственности в форме неустойки за нарушение срока окончания выполнения работы (оказания услуги).

Потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) и потребовать полного возмещения убытков, если в установленный указанным договором срок недостатки выполненной работы (оказанной услуги) не устранены исполнителем. Потребитель также вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги), если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора.

Потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы (оказанной услуги).

Убытки возмещаются в сроки, установленные для удовлетворения соответствующих требований потребителя.

Фролова М.В. воспользовалась своим правом, отказалась от исполнения договора, а также потребовала возместить причиненные убытки (вернуть денежные средства в размере 45 ООО рублей). В своих требованиях Фролова М.В. ссылается на то, что услуга Уховой Е.И. была оказана не качественно, а именно легализация перепланировки квартиры не произведена с марта 20 J 7 года, заключения по СЭС и пожарному надзору не были заказаны, а предоставленный технический план не соответствовал действительности.

В свою очередь Ухова Е.И. ссылалась на то, что заключения СЭС и пожарному надзору, а также технический план, были ей заказаны и переданы истцу, а легализация перепланировки квартиры ей не была произведена, по не зависящим от нее причинам, так как истец забрала документы. В подтверждении своих доводов, Ухова Е.И. ходатайствовала о допросе свидетеля Русовой О.А.

В ходе судебного заседания была допрошена свидетель Русова О.А., предупрежденная по ст. 307,308 УК РФ об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показания, которая пояснила, что Фролову М.В. она знает лично, так как она дочь бывшего сожителя её мамы. После того, как отец Фроловой М.В. умер, они не общаются. Фролова М.В. попросила ее найти хорошего юриста для оформления перепланировки квартиры. Она предложила ей несколько вариантов, остановились на Уховой Е.И., так как она уже давно работала в этой обрасти права, оказывала услуги. Она отдала номер телефона Уховой Е.И. Фроловой М.В., о чем они договорились, она не знает. В марте 2018 года ей позвонила Фролова М.В. и попросила, чтобы она забрала у Уховой Е.И. документы, так как ей нужно было куда-то их отнести. В связи с чем, она попросила её, а не забрала сама, пояснить, не может. Она хорошо, запомнила, что это был март 2018 года. Она встретилась с Уховой Е.И. и забрала у нее файл с документами. Она видела, что сверху лежало свидетельство на дом, возможно был кадастровый паспорт, техническая справка-1, какие еще там были документы, пояснить не может, так как не разглядывала, прошло много времени. Документы она отвезла своей маме, которая передала их Фроловой М.В. Где, когда и какие именно документы она забирала пояснить не может.

В соответствии с частью 2 ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В соответствии с преамбулой Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" под недостатком товара (работы, услуги) понимается его несоответствие или обязательным требованиям, предусмотренным законом либо в установленном им порядке, или условиям договора (при их отсутствии или неполноте условий обычно предъявляемым требованиям), или целям, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется, или целям, о которых продавец (исполнитель) был поставлен в известность потребителем при заключении договора, или образцу и (или) описанию при продаже товара по образцу и (или) по описанию.

Пунктом 1 ст. 4 указанного Закона установлена обязанность продавца (исполнителя) передать потребителю товар, качество которого соответствует договору.

Что касается заключений пожарного надзора и санитарно- эпидемиологическом состоянии объекта, то факт передачи данных документов истцу в ходе судебного заседания доказан не был. Истец отрицал факт получения данных документов. Ответчик, настаивая на своей позиции, неоднократно просила об отложении судебного заседания для предоставления доказательств по делу, однако предоставить документ, подтверждающий факт заказа заключений и передачи их истцу, не смогла. Допрошенная в ходе судебного заседания Русова О.А. не смогла пояснить какие конкретно документы, где и когда она получила от Уховой Е.И.

Наличие в деле технического заключения не свидетельствует об исполнении обязательств по договору ответчиком. Доказательств несения расходов ответчиком за его изготовление в деле не содержится. Представленная ответчиком суду на обозрение квитанция не позволяет установить организацию, принявшую денежные средства, дата содержит исправления, её копия не заверена, в связи с чем, суд не принимает платежный документ в качестве надлежащего доказательства по делу, и лишен возможности определить понесенные Уховой Е.И. расходы по изготовлению технического паспорта.

Как следует из ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно п. 3 Договора поручения для ведения дел от 9 марта 2017 года, окончание работ определяется в момент получения Заказчиком от Исполнителя свидетельства о регистрации права собственности в ЕГРП на квартиру, расположенную по адресу: с. 9 Января, ул. Уральская, д. 11, кв. 2.

Однако, суд исходит из того, что несмотря на то, что в договоре нет конкретных сроков исполнения исполнителем своих обязательств, существует понятие разумности сроков исполнения. Разумный срок предполагает период времени, необходимый для совершения действия, предусмотренного обязательствами. Как установлено судом пакет документов, предусмотренный договором поручения для ведения дел от 9 марта 2017 года, до настоящего времени не изготовлен и не передан заказчику, доказательств иного ответчиком не предоставлено. Суд полагает, что за указанный период времени у ответчика имелся разумный срок для подготовки документов для узаконивания перепланировки квартиры. Однако ответчик, указанные действия не выполнил, тем самым не исполнил обязательства по договору.

Расписка о получении денежных средств Уховой Е.И. от Фроловой М.В. 14 марта 2017 года (22 апреля 2017 года) в сумме 45 000 рублей содержится в тексте заключенного между ними договора и не оспаривается ответчиком.

Таким образом, суд полагает, что исковые требования в части взыскания суммы в размере 45 000 рублей, уплаченной по договору поручения для ведения дел от 9 марта 2017 года, подлежат удовлетворению.

Согласно п. 6 ст. 13 Закона «О защите прав потребителей», при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Соответственно требования в части взыскания суммы штрафа являются обязательными в случае, когда судом установлен факт нарушений прав истца. Таким образом, суд приходит к выводу, что с ответчика в пользу Фроловой М.В. подлежит взысканию штраф в размере 22 500 руб.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд,

РЕШИЛ:

Исковые требования Фроловой М.В. к Уховой Е.И. о взыскании денежных средств, уплаченных по Договору поручения - удовлетворить.

Взыскать с Уховой Е.И. в пользу Фроловой М.В. денежные средства, уплаченные по договору поручения от 09.03.2017 года в размере 45000 рублей, штраф за неисполнение требований потребителя в добровольном порядке в размере 22500 рублей.

Категория: Взыскание денежных сумм | Просмотров: 5 | Добавил: Anastasia84 | Теги: договор поручения. взыскание денежн