"Правозащитник"

  Ибрагимова Ольга Владимировна                          
Главная » 2020 » Декабрь » 13 » о защите чести, достоинства и деловой репутации
20:45
о защите чести, достоинства и деловой репутации

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

Центральный районный суд г. Оренбурга Оренбургской области …

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Мурашевой Т.М. к Козаровой Л.Р. о защите чести, достоинства и деловой репутации,

УСТАНОВИЛ:

Мурашева Т.М. обратилась в суд с вышеназванным исковым заявлением к ответчику указав, что Козарова Л.Р. 13 ноября 2019 года обратилась с жалобой в Министерство юстиции Российской Федерации в отдел по контролю и надзору в сфере адвокатуры, нотариата, государственной регистрации актов гражданского состояния с жалобой, в которой содержатся сведения, не соответствующие действительности, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истца, как адвоката.

В именно, при обращении с жалобой Козарова Л.Р., которая является бывшей супругой ее (истца) доверителя указала, что адвокат Мурашева Т.М. в нарушение действующего законодательства содействует Козарову О.С. в ее незаконном преследовании, в организации слежки за ней и ее малолетними детьми, выходит за пределы полномочий, выступая представителем не только в суде, но и слежке, сопровождает своего доверителя при посещении ее места работы, дошкольного образовательного учреждения, при этом при посещении детского сада Мурашева Т.М. и Козаров О.С. устроили словесную перепалку с его сотрудниками, а также оказывали на них моральное воздействие.

Таким образом, в направленной жалобе Козарова Л.Р. распространила сведения порочащего характера, которые подрывают репутацию Мурашевой Т.М., как адвоката, так как содержат утверждение о нарушении адвокатом действующего законодательства, а именно ФЗ от 31.05.2002 г. № 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», Кодекса профессиональной этики адвокатов.

В связи с изложенным, ссылаясь на положения ст. 152 ГК РФ и разъяснения, приведенные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 года № 3 просила суд признать не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Мурашевой Т.М. сведения, изложенные в направленной Казанурдиной Л.Р. жалобе о том, что Мурашева Т.М. содействует Козарову О.С. в незаконном преследовании Козаровой Л.Р., в организации слежки за ней, выходит за пределы своих полномочий, выступая представителем не только в суде, но и участвует в слежке и при посещении детского сада Мурашева Т,М. устроила словесную перепалку с его сотрудниками, а также оказывала на них моральное воздействие. Обязать Козарову JI.P. написать опровержение приведенных выше сведений в Министерство юстиции РФ отдел по контролю и надзору в сфере адвокатура, нотариата, государственной регистрации актов гражданского состояния, Управление Минюста России по Оренбургской области, адвокатскую палату Оренбургской области, а также взыскать с ответчика понесенные по делу судебные расходы.

В судебном заседании истец Мурашева Т.М. заявленные исковые требования поддержала по основаниям, изложенным в иске. Суду пояснила, что она, являясь адвокатом, оказывает юридическую помощь Козарову О.С., который является бывшим супругом ответчица. 13.11.2019 года Козарова Л.Р. обратилась с жалобой в Министерство Юстиции РФ в отдел по надзору в сфере адвокатуре, указав, что адвокат Мурашева Т.М. при оказании юридической помощи превышает предоставленные законом полномочия и нарушает действующее законодательство, что выражается в организации слежки за Козаровой JI.P. и ее детьми, также Мурашева Т.М. вместе со своим доверителем посещала дошкольное учреждение, где ругались, устраивали допросы и оказывали моральное воздействие на сотрудников детского сада. Полагает, что, обращаясь с жалобой, Козарова JI.P. распространила сведения, не соответствующие действительности, порочащие честь и ее достоинство, как адвоката. Просила, заявленные требования удовлетворить в полном объеме.

Ответчик Козарова Л.P. в судебное заседание не явилась, извещена судом надлежащем образом, просила о рассмотрении дела в свое отсутствие.

Представитель ответчика Ибрагимова О.В., в судебном заседании против удовлетворения исковых требований возражала по основаниям, изложенным в письменном отзыве на иск. Суду пояснила, что факт распространения сведений и их порочащий характер истцом не доказан, а обращение ее доверителя в орган, который осуществляет надзор в сфере адвокатуры, было обусловлено исключительно намерением защитить свои права и интересы. Длительное время между Козаровой JI.P. и Козаровым О.С. ведутся судебные тяжбы, при этом интересы бывшего супруга представляет Мурашева Т.М., при этом Козарова Л.Р. полагает, что в совершении определенных действий бывшим супругом содействует адвокат Мурашева Т.М. и по мнению ее доверителя она превышала свои полномочия. Сама по себе жалоба содержит лишь субъективное мнение ответчика, никаких унижающих и обидных сведений она не содержит. Использованный Козаровой Л.Р. способ сообщения информации является действием, направленным на реализацию конституционного права на обращение в

государственные органы, которые в силу закона обязаны проверить поступившую информацию, что не является распространением сведений. Каких - либо намерений причинить вред истцу у ее доверителя не было, поскольку она просила лишь провести проверку законности и обоснованности действий адвоката при оказании юридической помощи. В связи с изложенным, просила суд в удовлетворении исковых требований отказать.

Заслушав пояснения участников процесса, изучив материалы дела и оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности, суд приходит к следующему.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения (статья 17, часть 1 и 2).

В соответствии с ч. 1 ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В силу ч. 1 ст. 152 ГК РФ, гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет; что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

Обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом (п.7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 3 от 24.02.2005 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц").

В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации. В соответствии с позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской

Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения й взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Кроме того, необходимо учитывать, что в соответствии с положениями части 1 и 3 статьи 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (статья 33).

Статьей 2 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" установлено, что граждане имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения, включая обращения объединений граждан, в том числе юридических лиц, в государственные органы, органы местного самоуправления и их должностным лицам, в государственные и муниципальные учреждения и иные организации, на которые возложено осуществление публично значимых функций, и их должностным лицам. Граждане реализуют право на обращение свободно и добровольно.

В соответствии с частью 1 статьи 6 указанного федерального закона запрещается преследование гражданина в связи с его обращением в государственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу с критикой деятельности указанных органов или должностного лица Либо в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 10 постановления от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" разъяснил, что в случае, когда гражданин обращается в государственные органы и органы местного самоуправления с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением

 

исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу приведенных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, каждый гражданин имеет право свободно и добровольно обращаться в государственные органы, органы местного самоуправления и к должностным лицам, в иные организации, на которые возложено осуществление публично значимых функций, в целях защиты своих прав и законных интересов либо прав и законных интересов других лиц. При этом гражданин может указать в обращении на известные ему факты и события, которые, по его мнению, имеют отношение к существу поставленного в обращении вопроса и могут повлиять на его разрешение. Тр обстоятельство, что изложенные в обращении сведения могут не найти своего подтверждения, само по себе не является основанием для привлечения заявителя к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, если соответствующее обращение обусловлено его попыткой реализовать свои конституционные права.

Основанием для возникновения ответственности в таком случае может быть установленный судом факт того, что обращение не имело названных выше целей, а было подано гражданином исключительно с намерением причинить вред другому лицу.

Иное означало бы привлечение лица к гражданско-правовой ответственности за действия, совершенные им в пределах предоставленных ему конституционных прав, а равно при исполнении им своего гражданского долга (указанная позиция нашла свое отражение в определении судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2019 № 49-КГ19-23).

Судом установлено и не оспаривалось в рамках рассмотрения спора то обстоятельство, что Козарова Л.Р. и Козаров О.С. являются бывшими супругами, между которыми ведутся длительные судебные тяжбы, при этом интересы Козарова О.С. представляет адвокат Мурашева Т.М.

 

13.11.2019 года Козарова Л.Р. обратилась с жалобой в Министерство юстиции Российской Федерации в отдел по контролю и надзору в сфере адвокатуры, нотариат, государственной регистрации актов гражданского состояния в которой указала о том, что она обращалась в отдел полиции с сообщением о возможном преступлении и сообщила о факте длительной слежки за нею и ее малолетними детьми ее бывшим супругом Козаровым О.С., однако по факту ее обращения вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела с которым она не согласна. Также в направленной заявителем жалобе указывается на то, что заявитель Козарова Л.Р. неоднократно указывала сотрудникам полиции о том, что Козаров О.С. совместно с адвокатом Мурашевой Т.М. преследуют ее и малолетних детей, что выражается в том, что они совместно приходили в МБДОУ «Детский сад № **», приезжали на автомобиле и устроили там словесную перепалку, скандалили с сотрудниками учреждения, оказывали моральное воздействие. С мая по август 2019 года Козаров О.С. совместно с адвокатом Мурашевой Т.М. выслеживал заявителя по месту жительства передвигаясь на автомобиле, повторно Козанрудин О.С. совместно с адвокатом Мурашевой Т.М, совестно приходили по месту ее (заявителя) работы. Полагает, что адвокат Козарова О.С. превышает и выходит за пределы полномочий, выступая представителем не только в судах, в связи с чем просила провести проверку законности и обоснованности действий адвоката Мурашевой Т. М. и в случае установления вины указанного лица привлечь виновное должностное лицо к установленной ответственности.

Мурашева Т.М. в рамках рассмотрения спора пояснила, что она действительно длительное время оказывает юридическую помощь Козарову О.С., совместно с ним приходила в дошкольное учреждение, однако морального воздействия не оказывала, равно как и не устраивала скандалов. На автомобиле своего доверителя она действительно передвигается, но не с целью организации слежки за ответчиком.

Представитель ответчика в рамках рассмотрения спора пояснила, что обращение в государственный орган было продиктовано исключительно намерением защитить свои права и охраняемые законом интересы, изложенные в жалобе сведения являются субъективным мнением Козаровой JI.P. о ненадлежащем исполнении адвокатом Мурашевой Т.М. своих обязанностей в рамках оказания юридической помощи и намерения причинить вред Мурашевой Т.М. не имелось, так как ее доверитель просила проверку законности действий, поскольку из совокупности всех обстоятельств полагала, что имеется превышение в предоставленных полномочиях.

Оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности суд, с учетом вышеприведенных норм закона и установленных по делу обстоятельств не находит оснований для удовлетворения требований Мурашевой Т.М. о признании не соответствующими действительности сведений, изложенных Козаровой JI.B. в жалобе, направленной в Министерство юстиции РФ и возложении на ответчика обязанности опровергнуть изложенные сведения поскольку обращение в государственный орган, к компетенции которого отнесено осуществление контроля и надзора в сфере адвокатуры продиктовано намерением инициировать проверку соблюдения истцом профессиональных обязанностей и Кодекса этики, что является реализацией конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны рассмотреть обращение и дать мотивированный ответ, а не продиктовано исключительно желанием причинить вред истцу.

 

Сведения, изложенные в жалобе, имея их смысловую нагрузку, не являются порочащими, а являются выражением субъективного мнения Козаровой Л.Р., у которой из всей совокупности обстоятельств сложилось мнение о том, что со стороны адвоката при оказании юридической помощи ее супругу допускается превышение полномочий, при этом каких - либо оскорбительных слов и выражений направленная жалоба не содержит.

Каких - либо доказательств, свидетельствующих о том, что обращение Козаровой Л.Р. в государственный орган было связно исключительно с намерением причинить вред истцу, в рамках рассмотрения спора суду не представлено.

Учитывая положения ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 N 3, положения ФЗ от 31.05.2002 N 63-Ф3 "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", Кодекса профессиональной этики адвоката, суд приходит к выводу о том, что обращение Козаровой Л.Р. в Министерство юстиции РФ, одной из основных задач которой является осуществление контроля в сфере адвокатуры, с письменным заявлением, по существу, является способом реализации ее права, при этом изложенные в жалобе сведения являются мнением и убеждением Козаровой Л.Р. относительно действий адвоката при оказании юридической помощи, а характер обращения не позволяет прийти к выводу о наличии факта распространения порочащих сведений об истце.

Указанные Козаровой Л.Р. в жалобе сведения не могут являться предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ.

Кроме того, представленные истцом ответы от заведующей детского образовательного учреждения подтверждают факт того что в действительности посещение образовательного учреждения истцом совместно с Козаровым О.С. имело место быть, что не может не соответствовать действительности, а ввиду сложившихся длительных конфликтных отношений Козаровой Л.Р. дано субъективное оценочное суждение и ее мнение по поводу происходящего, что нашло свое отражение в направленной жалобе. Сами по себе разногласия во мнениях граждан по оценке своих поступков и поступков иных лиц не подпадают под понятие «распространение порочащих (то есть не соответствующих действительности) сведений».

В связи с изложенным, в удовлетворении исковых требований суд отказывает.

Руководствуясь ст. ст. 194- 198 ГПК РФ суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Мурашевой Т.М. к Козаровой Л.Р. о признании сведений не соответствующими действительности, порочащими честь достоинство и деловую репутацию и возложении обязанности направить опровержение - отказать в полном объеме.

Категория: Защита чести и достоинства | Просмотров: 21 | Добавил: Anastasia84 | Теги: адвокат Оренбург